Через зимние Альпы на велосипеде. Часть 2

Безжизненный перевал


Синоптики ошибаются один раз, но постоянно. Передавали на ночь -2/-3, а бахнул мороз -15. Я проснулся в 5 утра и больше не смог заснуть. Каким бы теплым не был мой туристический коврик, почки чувствуют, что я не дома под шерстяным одеялом — постоянно хочется в туалет. А это, как выход в открытый космос. Блин!.. Надо бежать. С криком: “ВДВ, ВДВ!” — вылетаю из палатки.



Спальник влажный от тепла моего тела и выступающего на поверхности конденсата. Но если выскочить из палатки хоть на минутку, он моментально замерзает и превращается в хрустящее покрывало. Кто смотрел фильм “Выживший”, помнит, как Ди Каприо ночевал в трупе лошади, а утром не мог из него выбраться, так как на морозе шкура задубела. Так вот, каждый раз с хрустом открывая створку своего спальника, я мысленно улыбался и думал, что у меня еще все хорошо. Все познается в сравнении.
Мне раньше казалось каким-то выпендрежем предпочитать один спальник другому, потому что он весил на сто грамм меньше, но когда я понял, сколько оборудования мне придется брать с собой, то очень хорошо осознал, что эти самые граммы в итоге превращаются в килограммы.

Так как каждый носок — это 100 граммов в общем весе сумок, которые нужно тащить в гору, я старался взять с собой максимум практичных вещей. Термобелье из шерсти мериноса — это, и правда, чудо. Легкое, практичное, компактное, теплое. На ночь надевал вязаные шерстяные носки и набрасывал на плечи флиску. Теплая куртка всегда лежала рядом на случай климатической паники, но так ни разу не пригодилась. Вообще, для крепкого сна в нестандартных условиях есть одно хорошее правило: нужно хорошенько устать накануне, чтобы не было сил даже пошевелиться. В этом случае спишь, как младенец, и не замечаешь странных звуков, шорохов, стуков.

Опыт — это шишка, которую нужно набить самостоятельно. Никакие розовые, сиреневые и перламутровые аналоги друзей не дадут тебе столько знаний, сколько получаешь сам, попав в нестандартную ситуацию. Проснувшись окончательно, пошел за водой для утреннего чая. Зачем, думаю, снег растапливать, если рядом ручей журчит. К ручью вел мост, который закончился на полпути. А до воды еще метра 3 по снегу. Я осторожно слез с моста и побрел к потоку, намереваясь завершить миссию. Сделал пару шаров и провалился по пояс в снег. К счастью, до воды не достал — под слоем снега был лед. Сразу вспомнил законы физики и зависимость давления от площади опоры. Потому дальше полз к воде на животе и радостно возвращался с полной кастрюлей будущего чая.

 

Впереди новый перевал. Опять жуткий серпантин, по которому карабкаешься со скоростью 6-7 км/ч. На пути то и дело встречаются машины, выбивая меня из ритма. С каждой сотней метров воздух становится все более разреженным, и дышать становится все сложнее. Поэтому стараюсь вдыхать глубже, а вокруг меня — выхлопные газы. Приходится чаще отдыхать и ехать как можно медленнее, чтобы организм справился с нагрузкой.
Вид вокруг просто невероятный: безграничные горы,
покрытые деревьями, где нет признаков человеческой жизни, растянулись до горизонта и дальше.
Это и правда рай. Это великолепно.

Чем выше поднимаешься в горы, тем сильнее падает температура. Виды вокруг сильно меняются. Деревья на отметке в 2 километра уже не растут, и меня окружают холодные заснеженные скалы и дорога, вырубленная в снегу. Запахи тоже исчезают, и я понимаю, что раньше и не замечал, что воздух, которым дышу в обычной жизни, такой вкусный! Со смесью запаха листвы, почвы, пыли, людского парфюма и городской суеты. А здесь, на заснеженной альпийской скале, ничего этого нет. Становится неуютно и хочется быстрее спуститься вниз.

 

Было чудовищно, просто невероятно холодно.
Дул пронизывающий ледяной ветер, который, казалось,
завывал со всех сторон и забирался в рукава и штанины.

В верхней точке перевала Юльерпас термометр показывал -20, а для полноты ощущений поднялся сильный ветер, который лупил мне в лицо колючим снегом. Я снял пару кадров и скорее стал спускаться вниз, чтобы немного согреться.

Согреться на спуске? Да уж, отличная шутка! Уклон дороги был такой, что, как только я отпустил тормоза, велосипед разогнался до 70 км/ч. Совсем не безопасно и жутко холодно. Конечно, альпийские дороги хорошо расчищены, но на поворотах часто встречаются маленькие ручейки от подтаявшего снега, проезжать по которым очень скользко. Холодный ветер рвет тебя на части, пальцы рук вообще превращаются в скорченные ледышки — ведь ими постоянно приходится сжимать тормоза. И даже 2 пары теплых перчаток не помогали.

За день езды я порядком устал от машин и выхлопных газов, поэтому очень обрадовался, когда навигатор предложил мне проехать остаток пути по велосипедной дорожке. Я медленно катился по заснеженной гравийке, которая постепенно превратилась в лесную тропу. Среди грязи и растаявшего снега я встретил ночь. Колеса вязли в этой каше, а уклон был просто невозможным для езды, поэтому пришлось слезать с велосипеда и вести его в руках. Через несколько сотен метров дорога и вовсе закончилась.


Теперь представьте двух маленьких Джимми в рюкзаке у вас за спиной, а лучше что-то неповоротливое и тяжелое, что-то такое, что не хочет, чтобы его поднимали.
Так я топал многие часы в моем частном аду усталости,
вверх-вниз по холмам, через бесконечный лес.

Я оказался в темном лесу перед скалистым участком, с твердым желанием дойти до конца. Передо мной было лишь направление, которого мне надо было придерживаться. Я всей своей массой тела наваливался на велосипед и толкал его на метр вперед. Затем зажимал тормоза и поднимался следом. Под ногами — смесь из подтаявшего за день снега, скользкой каши из прошлогодних листьев и грязи. Но возвращаться назад было дальше, чем пробираться через скалистую чащу. Я орал и бросал велосипед, злился, что не поехал по нормальной дороге, но шаг за шагом продвигался к кемпингу. Когда среди ночи я добрался до конечной точки в Ленце, то был по уши в грязи, мокрый, изможденный и жутко злой. Кое-как поставил палатку и рухнул спать.

Отдых в “барском” кемпе


Спал я долго. Во время вчерашнего ночного восхождения потратил все силы. Сегодня никуда не поеду и потрачу время на отдых, прогулки и ремонт велосипеда. Хозяин кемпинга сказал мне, что я крут, и взял оплату только за одну ночевку. Наверное, вчера я выглядел очень плохо, раз с меня не захотели брать денег. Так как в кемпе практически не было людей, я мог занять любое понравившееся место. Я поставил палатку у большой деревянной беседки и закемповался по-барски.

 

На следующий день мы пошли в супермаркет
покупать еду на первую неделю.

Продукты на неделю вперед я закупил еще в Италии. Консервы, химические супы, фасоль, мандарины и бананы — все это тяжелое богатство лежало в велосипедных сумках и ждало своего часа. Во время прохождения перевалов я не трачу время на приготовление чего-нить горячего, но, чтобы пополнять силы, нужно что-то жевать. Но на морозе бананы почернели и вышли из строя, а сочные цитрусовые полностью замерзли. Я уже не жевал их, а рассасывал, как карамельки. Лучшей едой были “химические супы”. Ну, те, которые продаются в порошке, и их нужно разбавлять водой. Наверняка, пользы в них гораздо меньше, чем в свежесваренном на курином бульоне супе, зато порошок на морозе не портится и практически ничего не весит. А доехав до кемпа, можно вскипятить воду и насладиться чем-то теплым с запахом пользы. Сегодня я выбирал между супом с запахом овощей и крем-супом из брокколи.

 

Дорогу, чтобы на ней не было наледи, посыпают специальными реагентами. Конечно же, они попадали на звезды и тросы велосипеда и вызывали коррозию. Велосипед трещал и скрипел, какие-то детали постоянно терлись друг о друга.

Сумки на багажнике, очень объемные из-за зимних вещей, не составляли единое целое с велосипедом, и я постоянно чувствовал их легкое движение из стороны в сторону. Вроде бы все это — мелочи, но когда ты карабкаешься целый день вверх под большой нагрузкой, каждая из этих мелочей съедает часть твоего усилия, и вместо того, чтобы продвинуться вперед на два метра, ты продвигаешься на полтора. Я внутренне кипел и негодовал. Мой вел был далек от совершенства. Поэтому сегодня ему предстоял большой ремонт и промазывание уставших суставов.

 

Я читал с помощью удивительно хорошего налобного фонарика, который, как фара от велосипеда, бросал четко очерченный круг света прямо на страницу.

Мне редко в жизни удается побыть одному, а ведь именно в полном уединении я могу заново, по кусочкам, собрать себя, словно пазл. Этим я и занимался сегодня, кайфуя от чтения книг в кемпе с видами на альпийские вершины.



Природный энурез


Тебе еще непромокаемый чехол бы не помешал.
– Чехол? Зачем? – И я с недоумением моргнул.
– Чтобы от дождя защититься.

Мне остался последний участок пути, и я завершу свой тур. Даже грустно немного от этой мысли… Да, скоро я доеду до планируемого финиша, сделаю радостное селфи и скрины экрана моего трэкера, порадуюсь победе над собой и пойму, что ЭТО ВСЕ…

Как только я выехал из Лихтенштейна, начался дождь. До конца пути мне оставалось 60 километров, и чем дальше я ехал, тем сильнее становился этот природный энурез. Правильно говорят, что не бывает плохой погоды, а бывает плохая одежда. Я так старательно собирал свои сумки, что забыл дождевик (в отличие от Билла Брайсона, взявшего водонепроницаемое пончо). Поэтому, какими бы водоотталкивающими не были бы мои велоштаны и велокуртка, после 6-ти часов непрерывного душа я был мокрым с ног до головы.

На место ночевки в Линдау я приехал среди ночи грязным по уши. Дождь не прекращался (Б. Брайсон: "Ярко светило солнце. Я был чист и свеж"). Температура +7, но ощущалась она хуже, чем -10. Я не нашел на прокисшей земле сухого места и поставил палатку практически в луже. Все мокрые вещи сложил у входа в мусорные пакеты и оставил лежать до утра.



Проснулся я под звуки дождя. Вылезать из палатки совсем не хотелось, но нужно было постирать вчерашнюю грязную и промокшую одежду, лежащую рядом со мной в пакете. Жизнь в кемпингах прекрасна тем, что ты всегда можешь жить автономно, а в критических ситуациях у тебя под рукой есть горячий душ, стиральная и сушильная машины. Так что я довольно быстро решил вопрос с вещами и снова нырнул в палатку, чтобы прятаться от дождя. Погода настраивала на лирический лад, и я с удовольствием занялся разбором полетов своего перехода через Альпы.

Мне кажется, каждый из нас немного недооценивает себя. Мы привыкли равняться на других людей и держаться в середине, не привлекая к себе лишнего внимания. Но познать себя — это как открыть новый фантастический мир. “Ничего себе?!!” — думал я, — “А ведь я, и правда, круто провел время”. А потом начал смеяться… Смеялся чисто и от души, вспоминая пережитые моменты. Чувство юмора — это первая вещь, которую нужно захватить с собой, если отправляешься в экстремальное путешествие. Ведь если вы в одиночку забрались на промерзшую скалу, неся на спине груженый велосипед, растопили в кастрюле снег, чтобы приготовить чай, съели ледяной мандарин и при этом не улыбнулись — возможно, это путешествие не для вас. У меня были изнурительные затяжные подъемы, во время которых я был пропитан потом, скоростные спуски, когда зимний ветер рвал меня на части. Но это было здорово! Ведь главное во всем этом — осознание совершенного поступка, чувство внутренней свободы и безграничного счастья от того, что я смог преодолеть себя, смог осуществить свою мечту.

И тут мне безумно захотелось пережить то самое мгновение, когда вы стоите на скале, смотрите на горизонт, прищурив глаза цвета стали, и говорите медленно и мужественно:
"Да, я кое-что испытал…"

Начало истории: Часть 1
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.