Через зимние Альпы на велосипеде, ч. 3 | Вокруг Санкт-Морица, или Бобслей — всему голова

Когда ты замужем за супермэном, то никогда не знаешь, придет ли он ужинать или полетит спасать мир. За моим мужем Сашей сложно угнаться. Недавно он в одиночку пересек зимние Альпы на велосипеде, ночуя в палатке. Зачем, почему и как это было я расскажу вам от его лица.

Вчера я устал настолько, что не было сил даже кряхтеть. Добравшись до кемпинга Пунт Мурагл (Punt Muragl), я разгреб снег и кое-как улегся спать. Это мой первый опыт зимней ночевки, и я столкнулся с вопросами, которые никогда раньше не решал. Например, один из них: как поставить палатку в снегу, которая без растяжек не стоит, колышки в промерзшую землю не вставляются, а камней и деревьев для фиксации нет? Сегодня я изрядно ломал голову над тем, как мне это удалось. Видимо, вчера мой уставший радиоактивный взгляд смог растопить лед, а громкое упоминание японской матери добавило силы и вдавило невинные колья в промерзший грунт. Одним словом, палатка как-то стояла.




Американская пенка Thermarest не подвела. Признаться, меня смущал ее огромный размер, словно базуку на багажнике везешь, но ночью она отрабатывала на все 100%. Мне даже казалось, что она аккумулировала мое тепло и возвращала его через свою рельефную поверхность. Снег подо мной не растаял.

Я взял с собой пуховый спальник от Bergans c критической температурой -18, поэтому на ночь достаточно было одеть термобелье, чтобы чувствовать себя счастливым. Ну, почти счастливым… Был один вопрос, который я никак не мог решить: куда девать нос? Оставить торчать его на улицу было бессердечно — этот парень быстро начинал замерзать. Укутывать его в спальник — тоже так себе вариант, ведь уже через полчаса начинаешь дышать отработанным воздухом. Так и развлекался всю ночь, открывая и закрывая “шлюз” для дыхания.

Дома у меня целый арсенал палаток, но все они — двушки. Самостоятельно “натопить” ее за ночь нереально, как бы старательно я не сопел. Да и невозможно. Кто бы что не говорил, а палатка защищает только от ветра. Тонкие тенты ни коим образом не могут удерживать тепло. Каждый мой выдох выпадал на стенках палатки и поверхности спальника в виде конденсата. Мельчайшие капельки влаги мгновенно замерзали, и утром я проснулся в сверкающей красоте заиндевелого дома и почувствовал, что верх спальника влажный.

Тело ныло после ударной нагрузки. Думаю, за вчерашний день я враз распрощался со всеми запасами новогодних салатов, которые равномерно распределились по мне во время праздников. Кстати о еде! Неплохо было бы и позавтракать.




Бутылка воды, которую я положил рядом со спальником, полностью замерзла. Так что для приготовления утреннего чая и химического супа из пакетиков, надо было натопить снега. Очень хотелось съесть чего-нить теплого. Это чувство было сильнее лени, которая советовала погрызть мандарин и успокоиться. Пока вода в кастрюле закипала, я строил планы на сегодняшний день и с улыбкой мазохиста вспоминал день вчерашний.




Кемп Пунт Мурагл (Punt Muragl), в котором я остановился, находится на территории Швейцарии. Из одной страны в другую я перебрался почти незаметно. Вчера во время подъема на перевал Малойа (Maloja pass) я проехал пограничный пункт с разноцветного вида дядьками между Италией и Швейцарией и еще раз внутренне порадовался тому, как просто в Евросоюзе пересекать границы. Никто не смотрит на тебя, как на врага народа, никто не подозревает, не шманает сумки и не выворачивает носки наизнанку в поисках твоей вины. Езжай себе с миром, странный зимний велосипедист.




Сам по себе кемпинг не понравился, несмотря на то, что стоит он 20 евро за ночь. Дело в том, что кемпинг слишком близко расположен к дороге. А поскольку в нескольких километрах от него находится самый популярный горнолыжный курорт в Швейцарии (Санкт-Мориц), то поток машин и, следовательно, шум от них не иссякал. Кроме гула автомобильных моторов был еще один звук, который на высоте в 1900 метров казался странным и настораживающим — это звук поезда. Высокогорного альпийского поезда. Ведь с того момента, как был изобретен паровоз, поезда стали неотъемлемой частью швейцарских ландшафтов.




Рельсы, врезанные в скалы, — своеобразный символ Швейцарии. И вы даже представить себе не можете, как это красиво! Состав проходит через девяносто один тоннель. Пересекает двести девяносто один мост. Проносится по двухкилометровой высоты перевалу Оберальп и над ущельем Рейн полукилометровой глубины. Впечатлений хватит на год вперед.

Я не зря проложил свой маршрут рядом с одной из остановок поезда, т.к. не знал, каких сюрпризов ожидать от погоды. И в случае, если перевал будет занесен снегом и ехать на велосипеде будет невозможно, я бы прыгнул в вагон и провел пару часов в роли обалдевшего от красоты зрителя. Да, горный поезд — это красота и редкость, а вот ж/д полотно рядом с кемпом — это стресс и бессонница!




Сегодня я твердо решил лениться и остаться в кемпе еще на одну ночевку, чтобы днем покататься по плато, осмотреться, заехать в Санкт-Мориц (St. Moritz) и проехать вдоль Альпийских озер. Так что я неспешно доел химический суп, закрыл палатку и поехал кататься…

Фразы “Я отдыхал в Санкт-Морице (St. Moritz)” достаточно, чтобы налоговая заинтересовалась вашими доходами, а друзья возвели вас в ранг миллионеров. Это место — символ роскоши и позерства. Лыжный курорт, расположенный в Санкт-Морице, — один из самых дорогих в мире. На данный момент это место пользуется колоссальным спросом, и сюда стекаются горнолыжники со всего мира.




А началось все с того, что в 1864 году владелец новой гостиницы в Санкт-Морице Иоганн Бадрутт поспорил с 4 англичанами, что они смогут отлично отдохнуть на курорте зимой. Если бы Бадрутт проиграл, он оплатил бы англичанам всё путешествие — дорогу из Лондона и обратно, а также проживание.

Но даже скептически настроенным англичанам все понравилось. А дальше “сарафанное радио” сделало свое дело. Сейчас этот горнолыжный курорт насчитывает самое большое количество пятизвездочных отелей в мире и вмещает в себя все то, что можно считать “па-багатаму”.


 

Я прокатился на велосипеде по городку. Вы будете смеяться, но он мне не понравился.
Просто, если на секунду забыть, что это место — самое дорогое/престижное/пафосное/роскошное (нужное подчеркнуть), то моему глазу в нем не за что было зацепиться. Другие швейцарские деревни и городки мне понравились куда больше, так как имели свой колорит и стиль, и не были столь позерскими и разрекламированными. Зато спортивных развлечений в Санкт-Морице хватает, и это впечатляет! Назову лишь 3 из них, которые поразили больше всего. Это — крикет на снегу, поло на лошадях по льду замерзшего озера и соревнования по бобслею на единственной в мире естественной трассе из натурального снега, используемой в соревнованиях уровня кубка мира.




Трасса в Санкт-Морице работает уже 111 лет и считается самой старой бобслейной трассой в мире и в то же время — последней натуральной ледовой трассой. Все остальные современные трассы в Европе, Азии и Северной Америке расположены в менее подходящих с климатической точки зрения местах и охлаждаются искусственным путем. Летом на месте трассы располагаются поля для гольфа, велодорожки, пастбища и загоны для овец. Когда же появляется снег, обычные люди с помощью обычных лопат сооружают трек для саней и бобслея. Конечно, орудуют не только лопатами — снегоуборочная техника и поливальные машины тоже в ходу, но уже сам факт всего этого удивляет.




В тот день как раз проходили соревнования по скелетону, и, стоя на изгибе трассы, я смог своими глазами увидеть то, что раньше видел только по телевизору: спортивные сани, проносящиеся мимо. Теперь я точно знаю, что такое “вжик”. Ведь если на ТВ экране нам показывают бобслей или скелетон во всех ракурсах и подробностях, благодаря замедленной съемке, то в жизни рассмотреть санки, несущиеся на скорости 120 км/ч просто невозможно. “Вжик” и все… Ждем следующего спортсмена. Я познакомился с чемпионом СССР по бобслею, и он с особым рвением рассказал мне про особенности этого вида спорта. Не знаю, братцы, что страшнее: переезжать в одиночку зимние Альпы на велосипеде или пронестись по бобслейной трассе зубами вперед!




Вокруг Санкт-Морица очень много велодорожек, которые на зиму превращаются в трассы для беговых лыж. Длина их такова, что можно уйти кататься утром, а вернуться запыханным и уставшим ближе к ночи. Трассы для горнолыжников здесь тоже шикарные: забрался наверх и спускаешься километров 5. Не то, что обычно: 10 минут морозишь достоинство на подъемнике, а потом за 2 минуты скатываешься вниз.

Я вдоволь накатался по окрестностям, отдохнул и впечатлился альпийскими видами. Решил возвращаться в кемп, ужинать и ложиться спать. Завтра — новый перевал.


Другие статьи о велопереходе через зимние Альпы:
Штурмуем зимние Альпы на велосипеде, ночуя в палатке
Рождение сумасшедшей идеи
Часть 1 | Продрогшая Италия
Часть 2 | Неожиданности на пути в Швейцарию
Часть 4 | Безжизненный перевал
Часть 5 | Отдых в “барском” кемпе
Часть 6 | По территории 4 стран
1 серия — “Снаряжаем велосипед”
2 серия — “Тестируем экипировку”
7
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.