Белая женщина в племени чёрных масаи. Часть 1. Танзания

Иногда мне кажется, что это была не я. Смотрю фотографии и не верю им. Прокручиваю памяти моей кино и ничего не понимаю. Откуда берутся они, мои приключения?
Наверное, ищу их сама. В глубоком подсознании прячутся мои абсурдные идеи. То, что приключилось со мной в этот раз, было моим тайным желанием, в реальность которого я просто не верила. Нет, это не была война в танзанийской Мтваре или наводнение на озере Виктория. Это не путешествие к пигмеям и не наркоманы в Уганде. И даже не занзибарский паром, который так же благополучно пережила, как все предыдущие невзгоды. Это нечто другое.

В ПОИСКАХ МАСАИ

Танзания. Мне казалось, что я про неё всё знаю. Последнее пребывание в стране навевало скуку. Приключений не было. Уже десять дней я жила без них. За это время прошла по берегу Индийского океана от г. Линди, где Бьютифул бич стал ещё краше, на север до г. Танга к кенийской границе. Для любителей истории Африки в её колониальный период, этот отрезок пути будет интересен. Да и пещеры Амбони тоже оказались не обычными.

А тут, сидя на ночной террасе в Танге, подбирала варианты дальнейших действий.
Всё казалось пресным и не вкусным. А впереди два месяца. Их надо было чем-то занять. Понимала, что требования к приключениям у меня завышены. Где их взять, что б адреналин фонтаном?
И вдруг меня осенило. Масаи! Я много знала об этом народе, знакомилась с ними, говорила, даже дружила, но образ их жизни, как лик под чадрой. На протяжении многих поколений масаи смогли сохранить древние обычаи и веками существовавший уклад жизни предков.

Фото в интернете, сделанные наспех туристами за часовую экскурсию в деревне масаи, картину не проясняли. Суррогатом они мне казались, обычной фальсификацией. Я решила ехать к ним сама. Но куда? Где их искать? Плана не было. Подумала об Аруше. Следующим утром выехала туда, в этот главный город масаи.

Дорога оказалась дальней. Предстояло провести 11 часов в автобусе, заполненном пассажирами до отказа. По пути подсаживались разные люди. Старик-горбун лет 75-ти с молодой женой и с годовалой дочкой пристроились напротив. Вещи свои держали в пластмассовом тазике вместо сумки, а во рту у старика торчала длинная палка для чистки зубов. Один конец палки размочаливается и превращается в подобие щётки, которая имеет одноразовое использование и всякий раз меняется. Их ребёнок ползал под ногами в проходе автобуса, а мать, молодая женщина, не сводила с меня глаз, рассматривая до мелочей. Привыкла я к этому, уже и не смущалась. Отец – горбун иногда брал дочь на руки, что бы её не затоптали, и тогда их лица светились счастьем. Девочка трогала отца за нос, за уши, а он томно улыбался, закрыв глаза и запрокинув голову.



В окрестностях г. Бабати пассажиры активно выходили – заходили. В этой северо-восточной области Маньяра, проживает народ Makati, приятный лицом и телом.



Имеют большое сходство с масаи, но не имеют дыр в ушах, а значит нет и украшений. Только так я их различала. За окном мелькали поля голубой агавы, саванная колючая растительность, высокие деревья – суккуленты, способные накапливать влагу в своём теле в засушливый зимний период. Кстати, эти деревья называются мнангари, а внутри, самих веток, если их разломить, находятся маленькие круглые сочные плоды, которые местное население использует при заболевании желудка.

Наш автобус останавливался в цветных деревнях, клетчато – полосатых, от ярких накидок их обитателей. Увидев мой объектив, народ кидался вроссыпную.



Килиманджаро, будто корабль, медленно проплывала по правую руку. В Арушу я приехала и встала.

АРУША

По - настоящему масаи тусовались только в одном из районов города. Я наивно надеялась выследить их деревню, считая, что труда мне это не составит, поэтому там же устроилась на ночлег в отличный отель Кисура. Ближе к вечеру взялась за фотоаппарат. Жуткая паника началась на улице среди них.



Они кричали, тыча в меня пальцами. Свирепые лица были повсюду, жестикулировали руками, и мне слышалось в этом гаме:
- Рас-пять! Рас-пять!
Красными накидками закрывали лица и низвергали брань в мой адрес. Я стояла в эпицентре и делала снимки, надеясь, что меня не тронут. Внутри всё дрожало. Тут подскочил мусульманин с посохом масаи и бросился на меня. Я побежала со всех ног. Выскочив на соседнюю улицу, отдышалась, подождала и решила, что кадры буду делать со двора своего отеля.



Меня такое знакомство не устраивало. Мне было этого мало. Я хотела попасть в деревню. Но прежде надо было попасть в свой отель на улицу масаи. Там наступил относительный покой и все приступили к чаепитию. При виде меня волнение снова стало нарастать, а мусульманин меня ждал. Я подняла руки вверх и попросила о помиловании, что бы войти на свою территорию. Тогда злой мусульманин пояснил, что его наняли масаи охранником, что бы белые не беспокоили, и добавил, что он отвернётся, а я могу снимать.

Фото я нащёлкала, но где мне взять деревню? С наступлением ночи народ рассосался. Я совсем не знала, что буду делать завтра. Но, как я говорю в подобных случаях, война план покажет.

Поспрашивала в отеле, куда масаи ездят. Сказали, что больше всего в сторону деревни Кетето. Ночью пошла за билетом. Кассы по ночам не работают, но всегда есть кто-то, кто продаст вам билет, вот и в тот раз я купила последний с местом до д. Кетето. А в шесть утра уже выехала в трясущемся автобусе в ту деревню. В салоне были только масаи, я поняла, что стою на верном пути. Мусульман было совсем не много, а белая, только я.

Снова Килиманджаро, вроде гигантского корабля, проплыла по левую руку, и стало ясно, что еду в обратном направлении. Я карты своих маршрутов храню в своей памяти и чётко ориентируюсь по знакомым названиям, но где находится мой следующий пункт высадки, совершенно не представляла. Знала, что места обитания этого интересного народа начинаются от центра страны и уходят на север в Кению, а это огромные пространства, поэтому ориентир я потеряла.

Показалось, что в этот раз ехала все 15 часов. В автобусе было столпотворение, проход заставлен багажом, люди стояли, как могли. Вдоль красной грунтовки временами появлялись глиняные деревни, но было видно, что они мусульманские, а масаи всего лишь здесь гости. Стало ясно, что эти люди не живут рядом с дорогой, хотя стада коров паслись повсюду под присмотром подростков и детей. Чёрные буйволы, зебры, импалы бродили по саванне в непосредственной близости со стадами. Редкие антилопы гну держались особняком. Страусы эму танцевали брачные танцы. Масаи стройные, высокие и тонкие, как ниточки, шли вдоль дорог, уступая нам проезд.



Это была экзотика! Но не та, которую показывают с экранов телевизора, а та экзотика, которая здесь является повседневной жизнью, которая настоящая и совсем привычная для этих мест. От восторга петь хотелось! Мне было совершенно всё равно, куда я ехала. Я не знала, какой парк животных мы проезжали. Везде люди живут! Но я чувствовала! Честное слово! Чувствовала, что эта авантюра затеяна не зря. Я стала суеверная в своих путешествиях. Если меня радовала обстановка, если всё складывалось в мою пользу, значит так оно и будет до конца.

Наш автобус сделал пару запланированных остановок, на которых все пассажиры выходили по необходимости.



Я тоже вышла и купила килограммовый пакет с жареным мясом всего за три доллара. Масаи вокруг меня ели только мясо. Каждый самостоятельно находил себе место для перекуса, чаще всего усевшись прямо на землю. Если учесть, что в Африке готовят еду на углях, то можно представить насколько вкусным оно оказалось, к тому же было порезано удобными кусочками. Масаи плохую еду не подсунешь, ведь они, как никто, разбираются в свеженине. Соль прилагалась отдельно, а гарнир тут есть не принято. Уже по тому, что везде по дороге продавали мясо, стало ясно, что масаи тут доминировали и мусульмане ориентировались на их большинство, готовили обеды в традициях этого народа.

Надо ли рассказывать, каким развлечением я стала для пассажиров автобуса? Каким любопытным объектом я им казалась? Я не знала их языка, в смысле масаи, но немного знала суахили. Поэтому говорила на английском (тоже не совершенном!), вставляя слова на суахили, что приводило всех в неописуемый восторг. Масаи знают два языка, свой и суахили. Народ смеялся и удивлялся, помогая и подсказывая мне во всём. С таким же успехом я могла бы говорить на русском языке и суахили, и меня тоже все понимали бы. Но странное дело, русский язык приходит в голову только в России!

Когда-то в Ливане произошла смешная история с англичанами, которые осмеяли мой английский. Тогда им соврала, что моя подруга, с которой вместе путешествовали, знает китайский, а я суахили и хауса. Надо же! Напророчила!

http://www.moya-planeta.ru/reports/view/belaya_zhenshhina_v_plemeni_chrnyh_masai_chast_2_tanzaniya_16248/
часть вторая
16
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Михаил Туркеев
1
Зачем устраивать себе такие заморочки? Из любопытства? Мне кажется, что в Танзании есть на что посмотреть помимо масаев. Ну и подвергать себя риску из-за желания нафоткать абы кого и абы как -  это неразумно. А ходить в тех местах по ночам - это, прямо скажу, глупо. Ничего геройского в этом нет.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.