Башкирия. Большая тройка

- Мы тонем, закричал Сергей, с расширенными от страха глазами. А мы, поняв, что это очередная веселая шутка, хором заржали. «Кат» же, медленно стал погружаться в ледяную воду башкирской речки с округлым, как желтые бока катамарана, названием – Лемеза…
Встречались мы ночью в Екатеринбурге, около Макдака, сразу напротив жд вокзала. Команда подобралась большая - 13 человек подошли сразу. Троих мы подобрали еще по дороге, а двух девчонок из Стерлитамака – Стэллу и Лилию вообще забрали на следующий день близ точки выброски, на реке Большой Инзер. Стали знакомиться. Замелькали названия городов: Стерлитамак, Москва, Самара, Челябинск, Брянск, Екатеринбург, Уфа и … Финикс. Финикс? WTF? Саша, американка, каким-то неведомым ветром, была занесена, в нашу компанию, в места, о существовании которых 99,9% россиян даже не подозревают. Хотя и для меня названия Инзер, Лемеза, Сим до сих пор тоже ничего не говорили. А вот про Финикс, напротив, я слышал до этого. И не раз.
Ехали весело. Взяли 30 литров пива в дорогу. Пока пили, познакомились. Все-таки алкоголь сокращает время знакомства. От Екатеринбурга до точки выброски 600 км. Езды 8 часов в битком груженном микроавтобусе. Сидели друг у друга на коленях, на рюкзаках, сдутых катамаранах и на кочках бились головами о потолок. Смеялись, рассказывали анекдоты, пили пиво и играли в Уно.
Через 5 часов добрались до городка Карабаш воплощения будущего ада на нашей голубой планете. Огромные горы отработанной руды. Медно-грязные болота с выгоревшими пнями от деревьев, кислотно-изумрудные речки, и скрюченные от боли тела молодых берез. Все это не умещалось в голове. Как человек может так поступать как? «Да вот так!»,- вылетел в голове ответ, «ты же едешь на природу в микроавтобусе, в хороших ботинках, с отличным рюкзаком и снарягой, а для всего этого в конечном счете нужны, руды, ископаемые. Ты едешь на природу в том, из-за чего эту природу изнасиловали». Грустно.
Пока фотографировал все это вляпался с желтую грязь. Маршрутка новых товарищей заставила разуться и спрятать ботинки в пакет. Поехал босиком.

 


А потом опять понеслись березы, березы, березы. Таких березовых рощ я не видел никогда прежде. Так вот откуда Россия ассоциируется с березками! Бесконечные березняки. Они еще не подернулись зеленой молодой листвой, и просто тянулись белым разлинованным полотном. Ах какие там, наверное, грибы по осени!

 


Проголодались. Остановились в ближайшей деревеньке. Пока стояли в очередь к ошалевшей от такой толпы продавщице, зашел крепкий низкорослый мужик-азиат. Рявкнул: «Что ржете здесь?» И расталкивая плечами нас накупил себе какой-то еды. Без очереди. Я вышел на улицу за ним. Мужик заулыбался: «а я всех так пугаю», - довольно приветливо пояснил он. Оказалось, едет с братом на кладбище поминать родителей.
И опять маршрутка, пиво, анекдоты. Стемнело. Добрались. Стали разбивать лагерь. Первые дежурные начали разжигать костер, чтобы приготовить ужин. Наспех поели. Разбрелись по палаткам, а уже через час над холмами разнесся храп из 10 разноцветных походных жилищ.
На следующее утро проснулся первым, и пошел готовить завтрак. На улице было около нуля. Затопил костер. Скоро в котлах закипела вода. Рисовая каша со сгущенкой на утреннем холоде, самое то. Да еще горячий чай. Все начали, поеживаясь вылазить из палаток. Похмелье вылезло тоже.
На этом холоде негнущимися пальцами собирали катамараны, убирали лагерь, вязали груз на плавсредства. И вот наконец долгожданный инструктаж: «одеть каски, спасжилеты, … в воду не падать…. Через 5 минут замерзнете …. Перед скалами гребем… бочки огибаем … табаним». И что-то еще. Расселись по катамаранам. На мой сели екатеринбуржцы Сергей и Влад и москвич Ромка. Еще вчера в маршрутке спелись. Веселые пацаны. Старт. Река была без порогов, под названием Большой Инзер, довольно быстрая, и мы поэтому почти не гребли, дрейфовали. Через 2 часа сделали первый привал, приготовили суп, чай. Отогрелись. И опять пустились в путь.
После супа похмелье отпустило пол-лагеря. Дальше поехали с шутками и прибаутками. Погода стояла холодная, небо было затянуто тучами, к вечеру пошел небольшой снег. Вокруг начали
открываться невероятные пейзажи со скалами, елями, и белыми еще голыми березами.

 


Вечером все повторилось. Разгрузка. Костер. Каша с тушенкой, горячий чай. Но сегодня уже многие остались петь песни у костра.
Постепенно окружающий пейзаж начался меняться. Белые тела берез стыдливо укутало полупрозрачное молочно-зеленое покрывало раскрывающихся молодых листочков. Ночи по-прежнему были морозные, а вот днем начало палить солнце. Наш «кат» с удовольствием сваливал весла в центр и безмятежно возлежал на гондолах, переодически прокручиваясь вокруг своей оси. Солнце превращало речку в искрящийся плещущийся серебристый металл, из динамика, размещенного на катамаране, раздавался богатый глубокий голос Amy Whinehouse. Создавалось ощущение, что мы вдруг перенеслись в финал какого-то голливудского фильма. И вот мы уже ускользаем в закат, и за нами сейчас побегут титры. Блаженство. Рай. Тихий внутренний восторг. Мы были счастливы. Половина из нас задремала ….
… «Стенааааааа!!!!!!», - заорал Серега. Сцепка из трех катамаранов развалилась во все стороны, а наш со свистом полетел, на угрюмого ветхозаветного бойца. «Гребиии!!!! Греби правыййй!!! Левый табань и греби!!!!!» Кат медленно до ужаса медленно начал уходить по касательной от приблежающейся скалы. Но не успел. Правая гондола на которой сидел я скрипнула и согнулась, чтобы не удариться всем телом я начал отталкиваться от скалы правой ногой. Удар. Проскочили. И понеслись дальше по реке. Осознав, что произошло, мы все дружно захохотали. В этом нас поддержали и остальные катамараны. С этого момента мы окрестили нашу четверку - «на грани».

 


И опять понеслись потрясающие по красоте пейзажи: красновато-медные скалы, обрамленные тяжело-зелеными елями и соснами, вперемежку с тонкотелыми белыми березками. Природа мая кинула на палитру цветов все оттенки зеленого, перемешав их с синевой неба…
Следующие несколько дней наш катамаран скользил сквозь по неспешным водам Большого Инзера под дружный смех всей команды, и вот наконец деревня Инзер. Остановка. Разбор катамаранов и заброс на речку малый Инзер, для прохождения первого серьезного, по меркам новичков порога. Порог мы осматривали пристально, под руководством нашего инструктора Дмитрия. Перед порогом встретили группу очень опытных сплавщиков, которые, наверное, прошли все пороги России. Мужики сидели поминали своего товарища, у которого два года назад тут остановилось сердце в ледяных объятых этой нестрашной на вид реки. Даже такая река ничего никому не прощает.

 


Мы опоздали всего на 5 дней, и вода уже спала, поэтому порог преодолели практически без усилий. И опять разбор катамаранов и заброска дальше на Лемезу, которая была последним нашим участком в 250 км маршруте по Башкирским рекам, иногда называемых то ли Большой, то ли Ужасной тройкой. Хотя тройкой они были максимум по уровню сложности.
Лемеза удивила, сменой ландшафтов. Скалы пропали, берега покрылись разнотравьем и дурманящими цветущими черемухами. Тут были, наверное, самые сложные пороги, пройдя которые мы остановились на ночёвку. И вдруг. Баня! Баня в лесу? Да! Походная баня. Инструктора в течении 4х часов накаливали, что-то подобие печи, сложенной из камней и гальки, потом убрали огонь, покрыв землю еловыми ветками, и укрыв все это в конечном итоге желтым тентом. Жар был очень сильный. Всей команде удалось по 5-6 раз забегать в парилку, а после этого со смехом купаться в студеных водах быстрой реки. А дальше праздник клубами пара выплеснулся к костру и продолжился под брилиантово-звездным небом в центре которого невероятно яркий ковш, выливал на нас потоки свежего воздуха, дружеского смеха и хорошего настроения.
На следующий день, наконец пришло время последнего порога. Прошли мы его также без особых усилий. И выйдя за пределы его начали по своему обыкновению дрейфовать. Наш катамаран немного подсдулся от холодной воды, но мы решили добраться до очередной стоянки не подкачивая его. В какой-то момент на середине реки Ромка заметил, что кат обмяк довольно сильно. На что мы ответили, что ничего страшного доберемся до места и там подкачаем. И тут неожиданно Серега заорал: «Мы тонем!!!!». Мы заржали. Смешная шутка. Но вдруг, на наших глазах, Серега с бешенной скоростью начал погружаться в воду, а из левой гондолы, на которой он сидел со свистом начал вырываться воздух. Развязался ниппель. Прыгать в холодную быструю реку никому не хотелось. И несколько секунд мы в оцепенении сидели и наблюдали за процессом нашего погружения. В итоге, кто-то из нас опомнился и заорал, что надо грести к берегу. Но сдувшийся кат, практически не слушался. Первым прыгнул Влад, кувыркнулся. Вода сбила его с ног и понесла в сторону. «Все капец», пронеслось в голове. И я поднял, в стиле Арнольда Терминатора, на вытянутой руке фотоаппарат, готовый утонуть, но оставить камеру сухой. Тем не менее, Владу кое-как удалось справиться с течением, он подхватил чалку, и потащил нас к берегу, благо основные пороги мы миновали 10 минут назад. Трудно даже было представить, чтобы было бы если бы мы сдулись на порогах. Пронесло. Заливаясь хохотом, и вспоминая наше приключение, мы принялись надувать полностью сдувшуюся левую гондолу.
Добрались на ночевку. Сушились. Смеялись. Вспоминали очередную грань нашего путешествия. Пили припасенную Стэллой и Лилей перцовку, пели песни.
Крайний, как говорят экстремалы, день сплава мы ночевали, на поляне покрытой полевыми цветами: тюльпанами, дикой примулой и обрамленной дурманящими белыми черемухами. Заснули мы под пение соловьев.

 


Утром быстро собравшись мы додрейфовали последний участок протяженностью 35 км. Собрались и уехали в ЕКБ, простившись с участниками из Уфы и Стерлитамака. Загрустилось… Правильно сказал наш инструктор Дима: сплав — это не только пороги и река, это еще и «сплав» людей. Вот мы и сплавились тут. Абсолютно разные, со своими проблемами и заботами, под конец нашего похода мы стали одной командой, гранями одного целого. И вот теперь это целое, разламывалось на куски, разъезжалось в разные уголки нашей и не нашей страны. И от этого становилось тоскливо на душе.
Днем я уже бы в центре Москвы, на Пятницкой. 9 мая. На встречу шел многотысячный поток «Бессмертного полка». Я на мгновение почувствовал себя растерявшимся фронтовиком, неожиданно вернувшимся к мирной жизни. Друзья однополчане, с которыми я пережил множество трудностей разъехались, а я немного опустошенный и оглушенный «мирной» жизнью, стоял посреди этого потока улыбающихся людей и не понимал, что мне делать дальше. Хотя, как не понимал, конечно понимал. Надо возвращаться. В поход!

 
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.