Балаклава, Мыс Айя - путешествие в обитель Девы




Философско-лирическое путешествие-погружение в безмятежность заповедных мест горного Крыма. Путь по знакам жизни в текущем "сейчас".

Знаки дня

Два ворона каркали под моим окном до тех пор, пока не разбудили меня. Дети Земли, небесные посланники, они выполняли свою миссию текущего дня.

Пробуждённая перед рассветом, я потянулась, открыла глаза, приподнялась на постели и посмотрела в окно. Оно выходит строго на восток. Небосвод в серенево-розовой дымке над горизонтом готовится к родам нового дня.

Розовая нежность зари незаметно набирает интенсивность. И вот… пробив сиреневую мглу, над строгой чертой разделения Земли и Неба вспыхивает искра. Первый луч восхода малинового цвета, набирает силу, вытягиваясь дугой из пены облаков. Глаз – Око Гора молчаливо взирает на меня из почти треугольной формы окружившего его облака.

Небесная мистерия продолжается. И… Восхождение светила манифестирует форму Инь-Ян, образуя её сияющей бронзой полукруга, перекрытого волной серо-голубых облаков.

Оранжево-красный диск продолжает своё путешествие в призрачную синеву высоты, знаменуя собой начало нового дня.



Земной рай

Мой путь лежал в бухту символов – Сюмболон или в Балаклаву, как мы знаем её сегодня. Там, сев на ялик – местное водное такси, я добралась до конечной точки своего морского путешествия – Инжир.

Знатное место, заповедное. Стоит чуть подняться вверх по горному склону от галечного пляжа и перед тобой – палаточный рай. Изогнутые спиралями песочно-чёрные стволы, увенчанные мохнатыми лапами сочно зелёного цвета, эндемичной сосны Станкевича выглядят очень колоритно на фоне уходящей вдаль синевы моря. Скальный рельеф в перспективе горизонта словно чертёж Создателя, резкими линиями серо-коричневого карандаша разрезает лазурное небо. А на земле, нет, ни трава и ни камни, ни песок и ни грунт — под ногами стелется ярко рыжий ковёр сухого хвойника.

Здесь, вдоль линии морских пляжей летом вырастает целый палаточный город, количество жителей которого иногда превышает тысячу человек. Кто-то примыкает к оборудованной стоянке, где в зелени горного леса утопают дорожки с перилами, мостиками и лесенками, есть вполне себе пристойные беседки и даже веранды. Это, конечно, уже городская роскошь для дикой природы, однако, кому ближе комфорт – вам сюда. Кто-то стоит особняком, прячась в уютных уединённых уголках среди скал и древнего можжевельника. Каждому своё.

Побережье от Балаклавской бухты до мыса Айя представляет собой животворящее пространство, где есть всё, чего пожелает душа для отдыха: тёплое ласковое море, жаркое солнце, величественные живописные скалы, девственной чистоты природа, живительный воздух, потрясающие природные пейзажи, на которые глаз не устаёт смотреть, и усыпанное звёздами ночное небо.



Глаз Гора

С самого утра, проявившись сквозь облака в свете восходящего солнца, меня вёл Глаз Гора. Несколько раз по пути мне попадались знаки, незаметные для окружающих, только для меня одной означающие, что я на верном пути. И вот, когда я уже здесь, в такой близости от Святого мыса Айя, я вижу сразу несколько знаков, возвещающих мне о приближении к месту, которое ждёт меня сегодня и к которому я иду, чтобы побыть наедине с собой в объятиях Матери Земли.

Глаз Гора действительно смотрит на меня то с одного камня, то с другого, и я, порой, очень явственно чувствую себя под неусыпным оком Творца. В то же время это означает верность выбранного мной направления, что действует на меня очень ободряюще и одновременно успокаивающе. Я чувствую уверенность и защиту, покровительство свыше и заботу. Это так важно для женщины – быть в безопасности.

Без остановок я прохожу мимо всех самых популярных туристических стоянок, которые заполнены палатками. Люди в них отдыхают по-разному. Утро. Помятые лица некоторых палаточников красочно рассказывают о подробностях определённого вида отдыха прошлым вечером. Не знаю, есть ли смысл в таком природном оздоровлении, если тело при этом подвергается чрезмерному воздействию ядов.



Моё место

Иду дальше. Иду по наитию. Лесная тропинка, извиваясь, ведёт меня то вверх, на склоны гор, то вниз, в ущелья, периодически склоняясь к линии побережья. В какой-то момент, я чувствую, что пришла. Дальше идти не нужно, не хочется. Пройдя ещё немного вперёд, я убеждаюсь, что тропа становится всё уже и опасней, в конце концов обрываясь на склоне отвесных скал.

Чарующая панорама открывается моим глазам.



Насладившись завораживающим зрелищем, я спускаюсь вниз к морю. Здесь, словно русалка, располагаюсь на большом валуне и ныряю в прохладную изумрудную воду – блаженное спасение в жаркий день. Очаровательная маленькая бухта с чистейшей водой очень уютна. Одевшись в очередной слой бронзового загара, я отправилась искать себе место для стоянки. Мне очень приглянулась одна полянка, с которой открывался чудесный вид на мыс Айя. Это было как раз то место, которое отзывалось моей душе по ощущениям моего тела.

Мой опыт жизни убедил меня, что именно так и нужно делать выбор. По крайней мере мне – женщине. По наитию. По интуиции. Тонкочувствование – одно из необходимых качеств любой Богини, если, конечно, она хочет быть таковой. Босыми ногами по сосновому ковру я иду, ведомая тонкими, едва уловимыми вибрациями, в полном согласии с ощущениями тела, которые должны говорить «да» без вариантов и сомнений. Последние, как правило, идут от ума.

Дождь

Блаженный отдых, что может быть лучше? Оказалось, что лучше здесь может быть сразу после дождя. Только устроившись на месте, я обнаружила, что из-за скал быстро набежали тучки и, отправляя на землю первых посланников дождя, заявили о своих серьёзных намерениях подмочить солнечную репутацию текущего дня.

Лёгкие капли сначала и небо местами синее уже через несколько минут превратились в ливень под куполом непроглядных туч. Затянуло так, что, казалось, это на весь день. Но я знала, что дожди в Крыму редко бывают затяжными. Обычно сильные, но кратковременные, словно Бог Неба выливает на головы людям ведро воды.

Вооружившись ковриком, как единственной защитой от проливного дождя, я соорудила между двумя валунами миниатюрный домик и спряталась там вместе со своим нехитрым скарбом. Дождь лил не на шутку и не думал останавливаться. Приняв удобное положение под моим самодельным навесом, я незаметно для себя задремала под мерные звуки падающих капель и текущих струй.



Проснувшись, я увидела, что небо проясняется и дождь ещё не закончился, но уже пошёл на убыль. Ещё несколько минут и вот уже можно выбираться из своего укрытия. Как же всё преобразилось вокруг! Все краски стали ярче, сочнее, омыты свежими каплями влаги изящные стволы деревьев и раскидистые кроны, а строгие контуры скал теперь выглядят рельефнее. Дождь на прощание украсил сверкающими бусами пушистые лапы сосен, отчего всё пространство вокруг превратилось в хрустальное царство.

Однако больше всего поражала даже не эстетическая красота изменившейся вокруг природы, а воздух. Он был невероятен. Нагретый солнцем лес, в благодарность прохладному дождю отдал свою фитонцидную силу, наполнив воздух концентрированными хвойными ароматами. А растворённые в атмосфере маленькие капельки влаги стали живитворящим нектаром.

Вдыхая каждый раз полной грудью, я никак не могла надышаться упоительной силой хвойного леса. Меня отвлёк звук падающей воды, словно рядом был водопад. Пройдя несколько метров я действительно обнаружила водопад – это дождевая вода стекала по склону гор в море. Смешанная с песком и глиной она серыми реками омывала ущелья, бурным потоком устремляясь вниз и там впадая в морские воды, отчего море у берега окрасилось в серо-бежевый цвет. Неповторимое зрелище.



Путь Гора

Удобно расположившись в тени можжевельника, я открыла книгу. Серия «Русский Мост» Валерия Воронина. Воронин, хм… а разбудили меня сегодня вороны. Знаки, знаки… разгадываю их, собираю в пути, бережно складываю в единое полотно жизни… Что же на этот раз?

Читаю главу про Русколань, где говорится о древнем источнике наследия наших предков под названием «Престолы Руси», в котором содержатся сведения, изложенные от имени древнего бога Хора или Гора, как его почитали в Египте, славяне же именовали Хорсом. Утро и вечер сегодняшнего дня соединились в моих мыслях зеркалом знаков в единую мозаику. Гор показал мне не только своё Око, но и свой Путь.

И путь этот, как оказалось, был напрямую связан с древним путём наших предков, который именуется сегодня «из варяг в греки». И был он проложен от Холмогорья (Архангельска) до Тавриды (Крыма) и её полисов Корсунь (Херсонес, Севастополь), Чембало (Балаклава), Сурож (Судак), Керкинитида (Евпатория) и Кафа (Феодосия). А ровно посередине этого пути располагается Москва. Это и есть Русский Мост с центральной опорой в столице.

Любопытно, что этот путь я прошла, побывав на Белом море в Карелии и на Кольском полуострове, жила несколько лет в Москве и вот теперь переместилась в Крым.

Деятельность Гора велась на двух территориях – в двух духовных центрах единой древней цивилизации. Один из них расположен на русском севере – знаменитая Гиперборея. А другой – на юге, в Крыму под названием Синяя Русь. Тут я вспомнила, что недавно видела в одной из программ о фальсификации нашей истории карту XVIII века, где стояли рядом два названия Гиперборея и Тартария.

Мысли о Гиперборее – северной стране с богатейшим наследием и особенно о Тартарии давно занимают меня. Страна Тартария с огромными территориями на месте современной России. Я лично видела карты в доме бояр Романовых в Москве и в Коломенском дворце царя Алексея Михайловича, на которых была обозначена эта страна. Только вот в наших учебниках её почему-то нет. А ведь, согласно источникам, она не такая уж древняя, о ней было хорошо известно ещё на рубеже XVIII-XIX веков, как о существующей!

Обитель Матери

Крым – Синяя Русь – Русколань – Скифия. Исток. Место рождения, духовное и физическое, нашей цивилизации. Так значит не зря мы так стремимся сюда во все времена и не войной, а миром берём то, что наше по праву. Ведь это место – словно материнская обитель выносила в своих объятиях тех, кто спустя века дал жизнь своим потомкам, то есть нам. Выходит не случайно в те времена особо почитаема в Тавриде была Богиня Дева – Богиня Мать. Остатки её храма на Фиоленте видел своими глазами великий поэт Пушкин, но до нас они, к сожалению, не дожили.

Сюмболон, Бала, Чембало, Балаклава – удивительное место, откуда я начала свой путь на мыс Айя. Оно безусловно имело особое значение в те времена. Балаклавская бухта имеет уникальное расположение, скрываясь за горами так, что её невозможно увидеть со стороны моря, и это делает её чрезвычайно привлекательной. Она прячет. Скрывает от посторонних глаз. Чувствую, очень мало мы знаем о её роли в нашей истории. Уже то, что она была сверхсекретной в советское время, когда здесь располагалась база по ремонту ядерных подводных лодок, и в город вообще нельзя было проникнуть, говорит о многом, подчёркивая стратегическую важность этого места.

«Бала» означает «ребёнок». Действительно, у нас до сих пор сохранились слова «баловать», «баловень». Фиолент или Фео-ленд – Земля Девы, а Бала – её ребёнок. Если внимательно посмотреть на изгибы бухты, то они напоминают лоно, скрытое от посторонних глаз, ведущее к самому сокровенному – к матке, где зарождается новая жизнь, бала, ребёнок. Балаклава – место святости, где происходит таинство зарождения новой жизни.



Святой Источник

Мыс Айя – Святой продолжатель Балаклавской бухты. Живописные берега Руского моря с величественными скалами и девственно чистой природой. Особенно, когда заканчивается высокий туристический сезон, здесь можно вполне окунуться в уединение и почувствовать себя настоящим отшельником первобытных времён. Если бы не вечно снующие по морю катера и ялики, то ничего здесь в окружении этой первозданной красоты не напоминало бы о близости цивилизации. А ведь до Балаклавы всего пара часов пешком или полчаса на катере.

Именно здесь в некоторых точках, расположенных на всём побережье от Балаклавской бухты до Затерянного мира и мыса Айя так явственно ощущается эта святость и что-то ещё очень тонкое, приятное, связанное с исконным естеством нашей изначальной природы, что невозможно выразить никакими словами и определениями, ибо это дано познать только на опыте ощущений, чутко прислушавшись к себе, своему телу, своему сердцу и душе, здесь в тихом шёпоте духов леса и гор.

Безмятежная синь моря переходит в небесную бесконечность и ветер, тот самый ветер – посланник Богов, он обдувал вот точно также тебя тогда, давно, другого, тысячелетия назад в том теле предка, заглянувшего прямо сейчас в твои глаза видением, сквозь время ветром приглашённый образ… Исчез. А был ли он? Возможна ли такая связь времён? Портал? Кто знает? Но источник – безусловно – святой энергии, что заряжает нас, как батарейку.

И даже многочисленные туристы разного уровня сознания, приезжающие сюда толпами как на водопой живительной энергии, оберегают эти места от загрязнения и повреждения. Словно древняя память пробуждается в уснувших детях Девы и в их простых действиях уборки мусора – заботы о своей Земле, кланяясь в прямом смысле слова своей исконной Богине Деве-Матери в её святой обители Айя.

Множество вопросов рождалось в этот вечер в моих мыслях. Сколько тайн ещё предстоит разгадать. Как же удивительно складываются знаки, один к одному, сначала бессвязные, сплетаются затем в единый узор и ведут меня древними дорогами жизни, постепенно открывая всё новые горизонты…



Сумеречные врата

Закат переодел Светило к вечернему променаду из сияющей золотой звезды в пурпурный диск с отливом алого цвета. Завершая своё дневное путешествие, Солнце не утопало в море, как могло показаться сначала, а пряталось под крыло выступающих слева от Балаклавской бухты скал.

Небо, за исключением зелёного, сменило все цвета радуги на горизонте, торжественно провожая своего фаворита. И когда последняя алая искра солнца скрылась за тенью гор, наступило то самое переходное время, которое почитается всеми колдунами, магами и волшебниками, поскольку в этот миг врата дня ещё не закрылись, а врата ночи уже приотворились, и существа из одного мира в другой могут проникать беспрепятственно. Это время сумерек, когда сизый занавес опускается на горизонт как финал представления заката.



Ночь

Волшебство творилось здесь и сейчас. Яркий серп молодой луны уже вышел на стражу ночи. Двурогий венец Богини Нут разрезал серебром сиреневый небосвод постепенно темнеющего неба. Ночь незаметно оделась в прозрачное платье, обнажив бриллиантовый купол бесконечного космического пространства, глядящего на меня миллионами сверкающих глаз. Один или два, а может все они принадлежат Гору?

Мария Соколова, 9 августа 2016
promor.club
3
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.