Баган – начало начал



Уехать из Мьянмы, не увидев Багана, - все равно что уйти от родника, не утолив жажды. Баган – исток страны, отсюда началась ее духовность, государственность, культура. Некогда могущественное царство, а ныне безлюдный город, уснувший на берегу Иравади почти семьсот лет назад, город тысячи храмов. Лежит Баган в самом сердце страны, на древних торговых путях из Индии в Китай.
Время расцвета Багана часто называют золотым веком бирманской истории. Утверждают, что пятьдесят пять королей в течение двенадцати веков, начиная со 168 года, правили Баганом, и все они строили пагоды. Однако документальная история города началась в XI веке.



Расцвет Багана связывают с именами царя Анируды, мудрого и просвещенного правителя, и его сына – короля Чанзитты. Анируда объединил страну и сделал Баган столицей. Он утвердил буддизм, вместе с которым в Бирму пришла письменность. Чтобы завладеть священными рукописями, он покорил соседнее царство Татхоун, пленил короля и пригнал в Баган тысячи рабов. Анируда собрал строителей и возвел в долине Иравади прекрасные пагоды.
Покрыв на машине семьсот км за день, мы добрались до Багана поздним вечером. Город тонул в сумерках. Сиреневое небо быстро темнело, поглощая силуэты островерхих храмов и пагод.
А потом первое утро в Багане. Спит еще не тронутая солнцем старая земля. За порогом – тревожная неизвестность. Из окна отеля виден самый высокий храм Татбинью, за ним – море ступ и храмов, бесконечная поэма в камне во славу Будды. Поразительное впечатление производит Баган: он предстает в руинах, запустении и отблесках былого величия. Легкие зонтики пагод и резные арки храмов устремлены ввысь, и оттого город кажется невесомым.



Тихо. Какая-то вселенская тишина. Будто нет на планете двадцать первого века. Здесь теряешь ощущение времени. Ни души. Лишь в тени дерева лежит монах – худой, как высохшая цикада. На груди и руках – синяя татуировка. Глаза на остром лице смотрят пусто и отрешенно.
Прямо на глазах разгорался день. Солнце обожгло город и будто выкрасило его жаркой охрой. Узкие тропинки, покрытые желтой пылью, змеятся между пагодами. Шуршат под ногами колючки, изредка вынырнет из-под камня ящерица или мелькнет хвост мангусты. И улыбаются под сводами древних храмов изваяния Будды. А когда-то здесь кипела жизнь.
Баган был крупным городом средневековья, влиятельным государством Азии. Имел торговые связи с Индией и Китаем, свод законов, свою систему мер и весов. Жители владели кузнечным, гончарным ремеслами. В Баган приезжали обучаться наукам молодые люди из других стран Азии. Существовала четкая классовая организация общества: наверху король и его министры, ниже – чиновники, писцы, за ними – горожане, свободные крестьяне. И, наконец, зависимые – чваны.



Одна из газет Мьянмы писала: «Если верить хроникам, ежедневно в Багане возводилось сорок храмов. Значит, за год пятнадцать тысяч, а за триста лет царства Багана – четыре миллиона. Но это, конечно, легенда». Безусловно, легенда. Однако пагодам в Багане нет числа. Возведение храма или пагоды до сих пор считается добрым делом, которое зачтется человеку в следующем рождении. А потому каждый буддист считал долгом или оставить после себя пагоду, или пожертвовать на ее строительство.
Есть в Багане подлинные шедевры зодчества, и сегодня изумляющие специалистов. Ученые долго не хотели верить, что у этого архитектурного чуда бирманские корни. Конечно, можно отыскать в Багане следы влияния соседних цивилизаций. Культуры народов неизбежно встречаются, обогащая друг друга. Но в целом Баган – создание глубоко национальное, неповторимое. В чистоте и строгости пагод живут душа народа, его понятие о красоте, его стремления, страхи, надежды. Баган – преемник художественных традиций пью и монов, его истоки, как считают большинство историков, вернее всего следует искать в руинах цивилизаций этих древних народов.



Почти триста лет длилось царство Багана. Город пал от руки монгольского хана Хубилая, внука Чингисхана. В том далеком сражении участвовал Марко Поло. Он и рассказал потомкам, как дрогнули и отступили под натиском юркой монгольской конницы неповоротливые слоны с воинами на спинах, как в панике бежали, спасаясь от метких стрел лучников, воины Багана. Пал Баган. Пришельцы предали огню и мечу все, что могли, разграбили город и умчались на север. Баган больше не возродился. К 1300 году последний житель «по божественному гласу» покинул город.
Одним нравится строгий Годопалин, другим – позолоченный Швезигон, где хранятся кость и зубы Будды, третьим – Махабодхи, шпиль которого покрыт сотнями ниш с изображниями божества; кто-то отдает предпочтение древнейшей ступе Бупая, кто-то – легкому храму Нагайоун или мрачному Манухи.
Но, бесспорно, главное святилище Багана – храм Ананда. Четыре входа с каждой стороны света ведут в храм. Четыре коридора сходятся в центре, где, облокотясь спинами о колонну, стоят четыре гигантские статуи Будды. Лица дышат покоем, светятся опущенные веки, на скользящих в улыбке губах – печать тайны. Стены храма, словно сплошным ковром, покрыты росписью, барельефы из керамики рассказывают о жизни и перевоплощениях Будды. Вот фреска – рождение Будды из бедра матери. Вот она же, великая Мать, кормит грудью младенца. Все изображения очень земные, от них веет добротой и жизнелюбием.
Почти все храмы поражают богатейшей настенной живописью. Кажется, каменотесы и художники Багана соревновались в своем искусстве. И хотя мастера писали героев буддийского эпоса, они изображали их простым смертными, своими современниками, рядили в обычное платье, селили в привычную обстановку. По фрескам можно представить быт того времени.





Велись войны, менялись династии, возвышались и падали города, но живы древние пагоды, и сохранились старые надписи на истертых временем камнях. Почти каждая пагода может поведать исследователю много интересного: на стенах высекали просьбы к Будде, молитвы и даже перечни пожертвований.
Баган – не только храм. Дошли до нас упалитейны (от «тейн» - здание, «упали» - монах), где проходили ритуальные торжества. Стоят еще городские ворота Тарапа, которым девятьсот лет; высится пятиярусная библиотека – Питакатай, построенная Анирудой для хранения рукописей, привезенных из Татхоуна.
Баган разрушался, выветривался, расщеплялся травой. В 1975 году он сильно пострадал от землетрясения. Рухнуло больше ста уникальных строений. Упала в реку пагода Бупая, пошатнулся Швезигон, треснула митра Ананды. Но сразу после этого в Мьянме развернули реставрационные работы. Баган быстро восстановили.



Практически сейчас в самом Багане никто не живет. Из окрестных деревень сюда приходят торговцы сувенирами, чтобы предложить туристам поделки из перламутра, дерева, бамбука. Но к ночи люди возвращаются домой, в свои дома – и снова пустеет Баган. Таинственный, окостеневший мир.


18
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.