Аушвиц-Биркенау (Освенцим): живой памятник войне. Часть II. Экскурсия в Аушвиц I

--> Аушвиц-Биркенау (Освенцим): живой памятник войне. Часть I. Планы и сборы

Несмотря на то что нас, как организованную группу, уже ждал местный экскурсовод, простоять перед входом пришлось довольно долго. Как я поняла, потому что, кроме экскурсовода, для начала осмотра требовалось наличие ещё двух сопровождающих… Пока стояли, к нашей группе-кучке присоединились ещё человек 10 «незнакомцев» — тоже русских туристов. Читая ранее об Аушвице I, я узнала, что просто так на территорию бывшего концлагеря не попадёшь — только в составе группы. И, если ты приехал один или вас всего двое-трое, необходимо будет дождаться набора этой группы: либо твоих соотечественников, либо — если владеешь каким-либо иностранным языком — туристов из этой страны. Иными словами, присутствие на вводной экскурсии обязательно для всех.



Непосредственно процесс прохода в Аушвиц I напоминает досмотр в аэропорту: рамка, металлоискатель, проверка сумок. Причём делается всё это очень тщательно, не спустя рукава и не для галочки: сотрудники-контролёры очень серьёзны, но вежливы. Снова бросилась в глаза торжественная мрачность обстановки — помимо прочего, все работники на входе одеты в чёрное: одежда разная, но цвет — один.



После прохождения (надо заметить, не быстрого…) данного КПП началась непосредственно экскурсия: выдали наушники и маленький радиоприёмник, чтобы слышать гида даже на расстоянии, далее последовал заход в лагерь (через те самые ворота с надписью Arbeit macht frei) и затем — путешествие от блока к блоку. Почти в каждом блоке — свой небольшой музей: где-то просто в виде фотовыставок, где-то — с реконструкцией камер заключённых, комнат для наказаний и т. д. Особенно запомнились и впечатлили пять моментов.

1. «Серия комнат», хранящих трофеи «для нужд рейха»: под стеклом — буквально от пола до потолка — залежи посуды, обуви, протезов, очков, чемоданов… Масштаб конфискованного у узников имущества просто поражает! Но ещё больше поражает бессмысленность подобных трофеев. Зачем рейху могли понадобиться видавшая виды кухонная утварь или стоптанные башмаки…?

 


2. Особая комната с огромным — тоже от пола до потолка и по всем трём стенам — выставочным стендом, набитым… волосами. В этой комнате нельзя фотографировать, здесь почти никто не разговаривает. Просто идёшь вдоль этой жуткой выставки, и в голове только один вопрос: «СКОЛЬКО? Со скольких голов срезаны эти волосы?» Невозможно представить даже примерно. И ещё там стоит совершенно особенный запах. Без комментариев.

3. Крематорий. Его труба возвышается над зелёным холмиком, как надгробие. Экскурсовод по мере приближения ко входу внутрь рассказывает, что это не тот крематорий, не из того «конвейера смерти», на котором в 1943-1945 гг. сжигали уже буквально всех подряд. Те четыре располагались в лагере Аушвиц II (Биркенау) и были разрушены и срОвнены с землёй после войны. А этот — в Аушвице I — по сути административном центре всего лагерного комплекса — так сказать, «экспериментальный низкопропускной первопроходец», также разрушенный, но впоследствии воссозданный из оригинальных деталей. Вместе с тем общее впечатление от посещения этого места ничуть не легче. Крематорий есть крематорий.

 


4. Газовая камера. Туда мы попали как-то без предупреждения: после осмотра крематория шли по подвалу, думали, что на выход, зашли в очередную дверь и услышали в наушниках голос гида: «А это газовая камера…» И вот здесь всё, как говорится, как в кино: и имитация водопроводных труб с душевыми распылителями по стенам, и зарешеченные прорубы в крыше, через которые засыпали «Циклон Б»… Пожалуй, из всех мест наиболее жуткое впечатление производит именно это. Как и крематорий, после войны это помещение также было восстановлено из сохранившихся деталей. До переоборудования в газовую камеру в 1941 году в этой комнате располагался морг крематория.

 


5. Виселица для Рудольфа Хёсса — коменданта Освенцима и, по сути, изобретателя «конвейера смерти». Именно с его подачи и под его командованием началось массовое внедрение и использование «Циклона Б» и строительство особых газовых камер с пропускной способностью в 2 000 человек. 2 апреля 1947 года Польским Верховным национальным трибуналом Хёсс был приговорён к смертной казни через повешение. Специально для приведения приговора в исполнение в Аушвице I и была сооружена эта виселица.

 


Общее организационное наблюдение: кроме экскурсовода, нашу группу сопровождали ещё две женщины-сотрудницы. Тихо и ненавязчиво. Но отстать от группы и задержаться где-либо дольше, чем нужно, было практически невозможно: прежде чем двинуться дальше, одна из них — замыкающая — всегда ждала, пока последний человек догонит остальных. Вот такой вот режим.

И ещё несколько фото для полноты картины.

 


--> Продолжение следует
10
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Лоретта Войнелович
Ужасно. Страшно. Тоже была в бывшем лагере смерти, в Дахау. После посещения газовой камеры не выдержала и разрыдалась, не могла остановится. Что удивительно, немцы не забывают свою историю, стыдятся ее, но не забывают.Видела много групп школьников, немцев, их привозят на экскурсию, чтобы они знали, что там было...
Лика Сойер
1
Да... по поводу немцев и их истории... Перед Освенцимом мы были в Берлине день и там ходили на мемориал памяти убитых евреев Европы — огромный по площади памятник фактически в центре города... И гид заметил, мол, находимся в знаковом месте. И в первую очередь потому, что возведение этого памятника по значимости равносильно тому, как если бы у нас на Красной площади развернулся мемориал жертвам Гулага или иным «нелицеприятным прегрешениям правительства». То есть все знают историю и её зверства, но памятники таких масштабов Россия возводить не спешит. А немцы сделали, полностью признав таким образом свою вину.
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.