Ассирийские боги сердца Москвы

Здесь ничто не параллельно и не перпендикулярно. Здесь все текуче, с поворотами, завихрениями, искажениями пространства. Кажется, тупик. Но нет, проход, да не один. Кажется, дом. Но нет, это стена. Тупики превращаются в выходы, дома - в целые миры. Здесь творят, танцуют, поют, читают, слушают. Здесь показывает верный путь ассирийский бог-садовник, чей барельеф украшает дом №7.



Во дворе этого дома много других домиков и домов. Тут стулья висят под потолком, а не стоят на полу. Тут продают арабские духи, дизайнерскую одежду и украшения. Пока перемеряешь все разноцветные платки, все длинные платья-пальто с разлетающимися полами - пары часов нет как нет.

 


Еще пара часов растворяется в книжном магазине. Тут не только чудесные книги стоят на полках, тут еще варят кофе, подают апельсиновое варенье и шарлотку, музыканты с очаровательной солисткой репетируют выступление, интеллигентные люди обсуждают категорический императив Канта, а у кассы читаем надпись "Слабоумие и отвага". Очень смешно. "Ум и трусость", видимо, вошли в противоречие с духом одного из лучших книжных магазинов Москвы.

 


А рядом с лучшим книжным - деревья в вязаных жилетках и читающие дамы в шляпках.

 


И что ни дом здесь - то история, что ни шаг - то открытие. На стенах домов - знаки, надписи, граффити. Иди медленно, смотри внимательно, возвращайся сюда. И - честное слово! - ты увидишь тот же Хохловский переулок. Но совершенно другой.

 
6
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Сергей Саблин
Какой замечательный рассказ! Все мы смотрим по сторонам (хотя, пожалуй, не все), но, не все умеем видеть...
Фернандо Торрес
Моя Москва осталась там в 80-х, с порожняками, открытыми крышами, кирпичками 40-60 ушедших, стершихся с приходом уродливых панельных гигантов. Репортаж напомнил, что не совсем удалось ренегатам унизить Москву, дэбэльным строительством.
Галина Боинчану
Очень мило! Спасибо за настроение))
Инна Шевченко
Спасибо, Галина!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.