Арктика или В погоне от белого медведя




О пешем двухнедельном походе по архипелагу Шпицберген наш главный вдохновитель, инициатор и руководитель мечтал задолго до выхода на маршрут. По тем или иным причинам прониклось этой идеей и примкнуло к нему несколько человек. Изначально нас должно было быть 15, но в день вылета двое, в полной походной готовности, остались в аэропорту. Причина – отсутствие в паспорте Шенгенской визы, которая необходима во время пересадки в Осло. Для посещения самого архипелага виза не нужна, Российская Федерация официально ведет там хозяйственную деятельность (в основном – это добыча угля). Прямые рейсы из Москвы – редкие и дорогие. Поэтому пересадку миновать сложно (будьте готовы только ради нее отдать несколько десятков евро за визу). Двум нашим участникам сотрудники авиакомпании при покупке билетов пообещали, что проблем не возникнет. Они ли оказались не компетентны или наши что-то недопоняли, но в итоге нас осталось 13 человек. Счастливое число русских туристов, решивших прогуляться по арктической тундре всемирно популярного и такого малоизвестного среди соотечественников полярного архипелага Шпицберген. Поход проходил в июле-августе 2014 года.


Вылетали из Осло в полночь. Длительность полета до Лонгйира («столицы» Шпицбергена) 3 часа. За это время мы смогли насладиться необычным ощущением влета в полярный день. Просто стало пронзительно светло (без рассветных сумерек) в самый разгар ночи. Передать это странное чувство сложно, но необычность увиденного захватывает.




По прилету разместились в кемпинге (один день был заложен на докупку продуктов, регистрацию похода у губернатора Шпицбергена и прочие организационные моменты). Так близко к аэропорту жить еще не приходилось. Расстояние от дверей аэропорта до палаток составило чуть менее 200 м.

Нитка маршрута разрабатывалась с учетом пары-тройки (больше не обнаружили) найденных в Интернете описаний походов других групп.

Первая часть пути (до первой полудневки) составила 5 дней. Пройдя долинами рек Адвендален и Лундстремдален, миновав ледник Дронбреен, остановились в часе ходьбы от норвежского шахтерского поселка Свеагрув. За это время в полной мере вкусили все прелести подобной «прогулки». Отойдя от Лонгйира километров 6, встретились с первыми северными оленями. Спустя время соседство с ними удивлять перестало. Почти всю дорогу они появляются на разном удалении, но все же хорошо заметные глазу, дикие и почти непуганые пешим человеком. Если замереть, они с любопытством могут приблизиться на расстояние 20-30 м.




То здесь, то там валяются сброшенные ими рога, а несколько раз натыкались на неповрежденные скелеты. По состоянию кости видно, что лежат они в этом месте уже несколько лет, никем не тронутые. А все потому, что тронуть их почти некому: зимой они покрываются толстым слоем снега и туристы на снегоходах ни заметить, ни нанести ущерб им не могут. А летом пешие походы по архипелагу большая редкость: существуют свои сложности и немалая опасность, о которых расскажу чуть позже. Так вот, глядя на целый скелет, проникаешься ощущением удаленности этого края и первозданности. Потрясающий душевный подъем и гордость от своего присутствия в таких местах.




Путь, в большинстве своем прямой, без серьезных подъемов и спусков, пролегает по стопроцентному бездорожью, ни тропы, ни ее подобия. По ходу движения - огромное количество бродов (мелких и крупных, требующих страховки). Вода в реках ледяная: с чего бы ей нагреваться на 78-ом градусе северной широты?! Влажность высокая. Поэтому уже после второго дня (в этот день столкнулись с первым глубоким бродом почти по пояс) ноги у всей группы были непрерывно мокрые. А на улице +4 градуса (спасибо лету: не заморозки). Высушить обувь невозможно, стоять на месте больше 10 минут тоже (ноги моментально леденеют).




Вечерами, конечно, переобувались в сменную сухую обувь (спасибо погоде: за все время один раз был серьезный дождь, в остальном - только легкая морось). Отогревались в палатках в спальниках и во время приема горячей пищи (завтраки и ужины). Правда пришлось научиться есть быстро, как в армии. Еда в тарелке остывала стремительно. Костры – роскошь, самая высокая растительность на архипелаге – пушица, семейство осоковых. Несколько раз ночевали возле разрушенных охотничьих домиков, тогда устраивали костры, сжигая поломанные доски обшивки.




Пересекали не только реки, но и часто встречающиеся по пути болота. Неглубокие, по щиколотку, но с обманчиво мягкими на вид кочками. Наступая на них, пружинишь, нога проваливается. Уже после первого длительного перехода по ним у некоторых участников группы было растянуто ахиллово сухожилие: пришлось продолжать путь в бандаже и на диклофенаке.

На третий день наткнулись на следы белого медведя. По виду – достаточно свежие. Чтобы понять, что мы почувствовали, нужно помнить, что белый (полярный) медведь – хищник, который не имеет врагов в природе, а значит, он никого не боится. Его нельзя отпугнуть громким шумом или размером группы, как, например, бурого. К тому же, лето для него голодная пора: ни тебе малины или грибов, ни тебе тюленя, отдыхающего на льдине. Белый медведь и есть одна из серьезных опасностей во время летнего путешествия по Шпицбергену. Для борьбы с нею есть закон, запрещающий выход за пределы населенных пунктов без ружья. Мы свое получили в городе во время регистрации группы, к слову, за немалые деньги. Это был нарезной карабин Маузер 1943 года. Руководитель, служивший в армии, немного напрягся, получив для нашего спасения эту древность. Но его уверили, что карабин исправен, только опробовать не дали. Конечно, увидев следы, сомнения о надежности Маузера усилились. Пришлось выпалить один из десяти данных нам патронов, чтобы проверить механизм. Опять же, забегая вперед, скажу, что остальные 9 потратить не пришлось. Но за 1 использованный потребовалось писать длинное оправдательное письмо: где, когда и при каких обстоятельствах стреляли. Уж очень местные власти переживают, чтобы туристы на белых медведей не охотились, это же большая ценность. Для них даже бОльшая, чем сами туристы.




Увидев следы, растянутая до этого группа, по причине разности темпов ходьбы, стала компактной; шли друг за другом, не отставая. И с ближайшего же вечера установили ночные дежурства на медведя. Дежурили по двое, по два часа. Задача дежурных – внимательно осматривать территорию на наличие медведя, в случае обнаружения стрелять в воздух, будить группу (спасибо случаю: не довелось). Так что после многокилометровых дневных переходов высыпаться вполне не удавалось.




Немного не дойдя до Свеагрува, сделали полудневку. В эти свободные полдня налегке прогулялись в сам поселок. По дороге до него вся мужская половина группы застряла возле карьерной техники Cat. Размеры впечатлили даже наших девочек. Кстати, еще в Лонгйире я заметил, что возле жилых домов, где есть дети, кроме велосипедов, снегокатов, лыж обязательно стоят уменьшенные копии грузовиков, экскаваторов и пр. этой марки. Типовые игрушки, сопутствующие северному шахтерскому детству.

В самом поселке мы оценили только столовую, на большее не хватило сил и времени. За пройденные 5 дней порядком проголодались. Маршрут предполагал заброску дополнительных продуктов только на 10-ый день ходьбы. На первые 10 дней вся провизия неслась с собой. Калорийность, вес, количество пищи высчитывали, используя специальные туристические таблицы. Исходя из расчетов, ежедневно на одного человека приходилось 700 гр еды. Умереть с голода нельзя, но с учетом холода и физической нагрузки харча, безусловно, не хватало. В общем, есть хотелось очень. За приличную сумму денег (что-то в районе 30 евро с человека) мы зашли в столовую (шведский стол). Поели отлично, ничего не скажешь, норвежская территория. Вкусно и сытно. Обратили внимание, что шахтеры, у которых как раз было обеденное время, уходя, кое-что прихватывали с собой, и их никто у дверей не останавливал. Решили последовать примеру: взяли немного фруктов, арахисовой и шоколадной пасты в баночках, икру мойвы в тюбике, что-то еще, не помню, и тут к нам подошли и мягко попросили удалиться… То ли мы обнаглели с голодухи, то ли …. кто его знает? Но вечером поужинали прихваченным еще достаточно сытно.

На следующий день нас ожидало испытание. По маршруту было ледниковое плато Грувефонна. Мы оказались к нему подготовленными не вполне. В найденных в Интернете описаниях чужих маршрутов другие группы преодолевали это плато в то же время, при хорошей погоде. Были обещаны вешки, указывающие путь через плато, и трещины во льдах, явные, а потому не очень опасные.




Поначалу так и шли, затем погода изменилась, началась серьезная метель, которая начисто закрыла обзор; видимость была минимальная. Свежий снег, сыпавший в этих местах вероятно не первый день, закрыл все трещины, вешек не было. Веревку взяли с собой одну (никаких альпинистских сложностей в походе не планировалось). Длины хватило на 3 человек. Обвязали руководителя и еще двух мужчин. Они следовали первыми, медленно, треккинговыми палками изучая каждый сантиметр льда под собой. Как только находили трещину, обследовали все теми же палками ее размеры и по веревке переправляли через нее всю остальную группу. И снова по новой.




Дорогу искали по навигатору (спасибо технологиям: вешки уже не обязательны). Шли черепашьим ходом, из-за этого сильно мерзли (ботинки-то у всех мокрые, а мы по колено в снегу).

Но тот ослепительный белый цвет, который окружал нас повсюду (земля и воздух) я запомнил навсегда. Ни перспективы, ни фона, ничего! Только мы в неизмеримом белом пространстве – колоссально!!!

Следующие 3 дня шли по долинам рек Рейндален и Земмельдален. Все так же холодно, мокро, голодно, все те же дежурства на медведей. (К слову, в одном из охотничьих домиков, иногда появлявшихся на нашем пути, нашли дневник, в котором постоялец подробно описывал, как за год до нас, зимой, целую ночь держал в этих стенах оборону. Белый медведь несколько часов наворачивал снаружи круги и иногда даже ломился внутрь. В итоге ушел.) Вокруг - все те же в меру пугливые северные олени, красочные, но коварные болотные кочки. И все такие же, уже ставшие привычными, громадные просторы и расстояния. Ни одно строение, ни одно дерево не мешает охватывать взглядом десятки километров окрест. Воздуха так много, что не только легкие его чувствуют, его видит глаз, вбирающий в себя это полярное великолепие.






Утром десятого дня проснулись с мыслью, что сегодня придем в российский шахтерский поселок Баренцбург. Это означало дневку, сон в теплых и сухих кроватях заранее забронированной гостиницы, ужин в шахтерской столовой и горячий душ, возможность помыться, чего не было на протяжении последних полутора недель. Даже самые большие любители купания в проруби среди нас, только по разу рискнули искупаться в ледяных речках в такую холодную погоду. Особо было не до купания, когда хочется есть и на тебе постоянно мокрые ботинки.




Оставалось около 2 км. Мы подходили к очередному охотничьему домику. Возле него стоял красный пикап Toyota с открытой дверью; на всю мощь орал радиоприемник: «Бухгалтер, милый-милый мой бухгалтер». Свои! Русские! Мужчина из руководящего аппарата «Арктикугля» с супругой проводил там свой выходной, отдыхал на окраине поселка с шашлыком из оленины. Шашлык поделили поровну. Досталось по паре кусочков. Это был маленький, но головокружительно вкусный пир после 10 дней сублимированного мяса с гречкой. На Тойоте нас подкинули до гостиницы. По дороге и во время угощения хозяева рассказывали о поселке, об условиях работы, да и вообще отвечали на наши многочисленные вопросы. Из разговора мы узнали, что за пару-тройку (не помню точно) дней до нашего прихода в Баренцбург на окраине поселка от белого медведя пострадали две женщины: одну хищник задрал насмерть, вторая осталась жива, но с тяжелыми травмами. Еще узнали, что через поселок Баренцбург за весь летний сезон прошло всего 7 пеших групп, маленьким кругом (3-4 дня пути). Мы же – вторая группа за последние несколько лет, проделавшая столь длительный и насыщенный маршрут летом. Эту же информацию нам затем подтвердили у губернатора. Гордость от проделанного до сих пор задирает мне нос.

В самом поселке мы провели полтора дня. Отмылись, наелись, отогрелись, просушились. Сходили в местную пивоварню (не самое вкусное пиво, но ведь сварено-то на севере), с почты домашним отправили открытки, в заливе увидели огромный (голов на 300) косяк белух (белых китов). Местный гид нам провел интересную экскурсию. Много интересных фактов об освоении архипелага, о его значении во время ВОВ и в настоящее время.




Впереди были еще 3 ходовых дня, в основном вдоль берега Гренландского моря. Прошли бухту Колсбей, заброшенный русский поселок Грумант. От него было 8 км разрушенной узкоколейки, по которой раньше перевозили уголь. По началу, радость: вот наконец-то хоть какое-то подобие дороги. Радость быстро прошла: идти по поломанным шпалам и кривым рельсам, постоянно сбивая шаг, сложно.




Чуть ли не облегчение почувствовали, когда стали взбираться по курумнику на ледник Грумант. Ото всюду открывались потрясающие виды холодного моря и далеких ледников на берегах других островов Шпицбергена (мы-то шли по главному острову, Свальбард). Видимость была великолепная, просматривались горы, бывшие от нас в отдалении 60-80 км.




Так, преодолев 200 км, вышли к Лонгйиру. Получилось 14 походных дней, 1 дневка, 2 полудневки. А на следующие сутки – заслуженный отдых. Многочасовая поездка на норвежском корабле ледового класса «Polar girl» на экскурсию в заброшенный русский поселок Пирамида, единственное место на земле, где удалось построить коммунизм. Этот факт и еще много других нам рассказал замечательный экскурсовод из Питера. Он вахтовым методом работает в этом, бывшем шахтерском, теперь туристическом поселке. Видели потом его в передаче «Орел и решка» все там же, на своей вахте.




Экскурсия была хороша, но ярким финальным событием поездки стал отдых на корабле. Сперва мы позволили себе немного коньяка и полулежачее положение тела. Порелаксировав за разговорами некоторое время и глядя в иллюминаторы на проплывающие мимо льды, айсберги и морских котиков, спустились в трюм, где находился маленький корабельный бар.




Там нашлась гитара, а среди нас в пору к ней нашлась пара гитаристов. И вот пассажиры «Polar girl» в количестве 80 человек (не считая команды), среди которых набралось только 13 русских, все потихоньку сгрудились в бар. Слушали русские песни и рассказы про то, как 13 туристов 2 недели ходили ногами по тем берегам, которые иностранцы (норвежцы, немцы, французы, англичане) видят только из иллюминаторов. Они охали, ахали и удивлялись; мы краснели от удовольствия и гордости, орали песни и пили коньяк (уже бесплатный, так как все считали своим долгом нас угостить). В какой-то момент все высыпали на палубу, потому что по пробегающему мимо нас берегу прогуливался полярный медведь. Увидели! Все-таки увидели! Хорошо, что не во время дежурств и переходов. Но, побывать в Арктике и не увидеть медведя, было бы чуток обидно.




А когда сходили с трапа, капитан корабля подошел к нашему руководителю и предложил всем нам завтра совершить еще одну поездку на его корабле, совершенно бесплатно. Пришлось отказаться. Этой ночью мы улетали домой. Усталые. Счастливые!
4
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Екатерина Краснова
Ребята, очень крутой поход. Вы большие молодцы!
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.