Архангельск-Каргополь-Малые Корелы, или как влюбиться в Север за три дня

В декабре по окнам безжалостно барабанил дождь. А так хотелось снега, завывания вьюги, какого-нибудь белого медведя на горизонте, и чтоб непременно ресницы и брови в инее. От неимоверного желания зимы одним предновогодним вечером была исследована погода во всех северных направлениях. И оказалось, что холоднее всего на тот момент было в Архангельске. Вот туда и были куплены билеты на конец января. Правда, чем ближе приближалась поездка, тем холоднее становилось в родных краях, и многочисленные друзья, узнававшие о приближающемся турне, только закатывали от удивления глаза, а на их лицах четко прослеживался вопрос: "Зачем в январе ехать в Архангельск, тебе своего мороза мало?!". Ну как им объяснить, что хотелось увидеть белого медведя?! Его, конечно, мы так и не встретили, но в настоящую зимнюю сказку все-таки попали.

 

Архангельск встретил нас сильным морозом в -30 градусов. Светило яркое-яркое солнце, отражаясь будто миллионами бриллиантов в застывших от снега сказочных деревьев. По скованной льдами Северной Двине, главной артерии города, уже во всю на близлежащий остров передвигались машины по специально выделенной для этих целей ледовой дороге. На пристани недалеко от морского вокзала в ожидании весны мирно спали небольшие корабли, занесенные январским снегом. От всей этой северной красоты голова шла кругом, а в это самое время исполнялось первое желание – волосы быстро-быстро стали покрываться инеем :) Ноги и руки постепенно начинали коченеть от холода, но мозговой штурм заставил их таки добраться до памятника великому Петру, в невозмутимом спокойствии смотрящего в сторону Северного моря; достать (о ужас - голыми пальцами!) 500-рублевую купюру и сделать десять фотографий в стиле "я здесь был". А потом пришлось бежать до любого ближайшего отапливаемого помещения.

 

Им оказалась довольно популярная в городе столовая "Нулевая верста". Своими рюкзаками и фотоаппаратами мы явно выделялись их толпы местных жителей, забежавших за обеденным супом. Голодные туристы и тут отличились, заказав от жадности первое, второе, третье и два компота, а потом еще добавки к третьему. Отогрелись быстро, но засиживаться не было времени, так как хотелось засветло посмотреть центр Архангельска. Прежде всего - пешеходную улицу Чумбарова-Лучинского, пройтись по которой нам посоветовали чуть ли не все пассажиры автобуса из аэропорта, заметив, что мы листаем путеводитель. Побежали искать. По дороге, правда, немного заплутали и спросив первого прохожего, услышали: "Улица вязов? Тогда туда". Сначала обоюдно было решено, что либо мужчина пьян, либо мороз добрался и до него. Но пройдя пару метров и попав-таки на заветную улицу, мы поняли, что мужчина-то просто был с хорошим чувством юмора.

 


Улица Чумбарова-Лучинского, или Чумба, как ласково называют ее местные, представляет из себя довольно протяженный проспект, часть которого закрыта для автомобильного движения. По обе стороны улицы стоят маленькие, в основном в 2-этажа деревянные и каменные дома 19-20 веков с удивительными резными фасадами. Какие-то дома выглядят лучше, какие-то хуже, но общий ансамбль напоминает киносъемочные декорации небольшого купеческого городка. Брусчатые мостовые, обледеневшие фонари, подаренные кем-то на благо города скамейки, а также многочисленные, не побоюсь этого слова, диковинные памятники делают из этой пешеходной улицы настоящий музей под открытым небом.

 


Здесь, наверное, каждому непременно хочется заглянуть в книгу Козьмы Пруткова и узреть-таки тот самый корень, пожать золотую руку поморскому сказочнику Степану Писахову, в авоське которого лежит рыба. Пару шагов вперед и уже можно усесться рядом с архангельским мужиком, оседлавшим огромную рыбу или повздыхать над тяжелой женской долей вместе с рукодельницей за прялкой. А еще во что бы то ни стало хочется рассмотреть все-все детали фантастического монумента еще одному сказочнику – Борису Щергину, который сидит на краешке стула, рассказывая былины о Поморском крае, а вокруг его босых ног словно оживают все его сказки – поморские суденышки бороздят Северное море, крутятся мельницы, а над полями, лесами, реками и бескрайними далями горделиво высятся деревянные избы и храмы. Не улица, а настоящая сказка!

 


Вот так в изучении памятников нас и застал вечер. Мороз крепчал и давал понять, что еще немного и на улице Чумбарова-Лучинского может нечаянно появиться два новых замерших монумента. Спасение пришло необычным образом – городской театр, где в тот день шел спектакль "А зори здесь тихие". В чем очарование уездных театров?! Да, может они и не могут похвастаться мировой известностью и великими мастерами, но именно здесь чувствуется душа, особый шарм, неимоверный труд ради искусства, которое живет только благодаря фанатично настроенным людям. Спектакль был настолько потрясающим, прекрасно поставленным и фантастически сыгранным, что можно спокойно, перефразируя классиков, заявлять: "Ружье выстрелило. Верим". К сожалению, досмотреь до самого конца спектакль не удалось, так как оставалось всего 15 минут, чтоб быстро добраться от театра до жд вокзала, улечься на полку плацкарта и умчаться за 500 км южнее, где нас ждал еще один северный шедевр – Каргополь.



Маршрут был рассчитан таким образом, что сначала нужно было доехать до промежуточной станции Няндома, куда наш поезд благополучно и прибыл в 2.40 ночи. О, какое же то неописуемое чувство глобальной несправедливости, когда под сильнейшими эмоциями и впечатлениями ты спишь на верхней полке под стук колес и гул тепловоза, покоряя просторы будущих путешествий, и в этот самый момент тебе говорят: "Просыпайтесь, Ваша станция, Вам выходить". В 2.40 ночи Няндома, занесенная всеми снегами на свете, с хрустящим под ногами снегом, завывающим ветром и покачивающимся фонарем, казалась каким-то заброшенным арктическим центром. В тот момент я б даже не удивилась, если бы исполнилась моя мечта и из-за поворота вывернул бы белый медведь. Но оттуда показался таксист, который к своему (и нашему) счастью довез нас до ближайшей гостиницы, а еще через 5 часов оттуда же нас и забрал, чтоб привезти обратно на жд вокзал. И тут начались самые настоящие северные чудеса. На информационном стенде большими буквами было написано, что автобус в этот день будет только вечером. Идти пешком 80 км в наши планы точно не входило, поэтому побродив по привокзальной площади, мы заметили, как среди пассажиров только что прибывшего поезда таксисты организовывали группки и везли их в дальнейшие места следования. Вот так за 100 рублей мы отправились с попутчиками в Каргополь.



Все 80 км пути водитель и третья пассажирка рассказывали нам о красотах их родного края, о местах отдыха, о церквях, о деревнях, о непонимании " Зачем вы к нам зимой?! У нас так красиво летом". В конце концов разговор дошел до того, что "вам надо обязательно посмотреть вот это...сейчас заедем...тут же рядом". Абсолютно незнакомые друг другу люди, с невероятно открытой душой и добротой. Привезли, показали крошечную северную деревню Саунино с небольшими покосившимися домиками, с магазином, где висела табличка "Ушла на обед, скоро приду", с почтальоном на велосипеде, что-то весело насвистывающим себе под нос. На первый взгляд, ничем не примечательная деревня, каких десятки тысяч, но здесь на отшибе стоял настоящий шедевр деревянного зодчества – храм Иоанна Златоуста и колокольня 1665 года. К сожалению, на двери висел амбарный замок и посмотреть внутреннее убранство не представлялось возможным, но поражал не столько вид этой грандиозной церкви, как тот удивительный факт, что это все сохранилось, не растащилось и не разрушилось за столько веков. Побродив вокруг церкви, заглянув во все щели, провалившись во все сугробы, мы вернулись в машину и через 5 км оказались в столице Каргополья.

 


Наверное, каждый, кто хоть раз побывал в Каргополе, был очарован обликом этого старинного города, где, как кажется, дух древней Руси застыл в его громадных белокаменных соборах, соединившихся в единый городской ансамбль на берегу Онеги. Здесь как будто время остановилось на каком-то прекрасном и исключительно важном моменте истории.

 


По легенде, давным-давно на этом месте было большое поле, на которое будто бы слеталось множество ворон и поэтому финно-угорские племена, населившие город, назвали его Каргополем. Город быстро застраивался, расширялся и каждый более-менее богатый купец хотел оставить о себе память.... в виде церкви. Так в городе и появились величественные соборы, сгрудившиеся на небольших городских площадях. Почти все сохранившиеся до наших дней храмы открыты, туда можно зайти в теплый зимний предел, поставить свечку и осмотреть иконы. По узенькой и очень крутой винтовой лестнице можно забраться на соборную колокольню, с верхнего яруса которой открывает восхитительный вид на город и окрестности. Вот где дар речи теряется – так это здесь: земершая Онега с заснеженными деревьями по берегам, дым от топящихся печей жилых домов, луковички церквей, виднеющиеся с каждой стороны, неспешно движущиеся машины по бывшему Санкт-Петербургскому тракту, а ныне Ленинградской улице.

 


Еще одна достопримечательность Каргополя – маленькие деревянные дома с резными наличниками и карнизами. Их здесь множество и каждый дом – настоящее произведение искусства. На домах, как правило, висят две таблички: одна с новым, действующим названием, а вторая со старым, дореволюционным, по которому можно легко угадать кто здесь жил или что на этой улице происходило.

 


В одном таком доме устроен городской историко-архитектурный музей, с очень большой экспозицией народных костюмов, прялок, рукописных книг и мебели. Особенно поражают образцы каргопольской вышивки, над которой днями и ночами корпели местные мастерицы (и за которой точно минуты через 2-3 умерла бы от бессилия и осознания своей негодности я).

 


Что непременно стоит сделать в Каргополе – это зайти в центр народных ремесел "Берегиня" и постараться не оставить там все деньги. Далеко за пределами этого северного края знают о знаменитой каргопольской глиняной игрушке, чья история связана с древними языческими корнями. В "Берегине" не только покажут мастерские, усадят за стол, дадут в руки бересту или кисточку, но и познакомят с местными ремеслами, традициями, обычаями, ну и заодно заведут в магазин, где, как показывает опыт, глаза разбегаются по полкам, заставленным свистульками в виде птицы Сирин, женскими фигурками, мифическими существами и разными сюжетами из сказок. К великому счастью, место в рюкзаке было ограничено, поэтому лично я покидала лавку с болью в сердце о пустующем дома огромном чемодане, куда бы все это добро точно б уместилось.

 


К пяти часам в городе стало темнеть, все достопримечательности были изучены, город исследован, в рюкзаки неимоверными усилиями засунуто несколько каргопольских игрушек. Оставалось только скоротать четыре часа до автобуса в Няндому. В поисках хоть одного работающего вечером кафе еще пару раз обошли город вдоль и поперек, а затем довольные и счастливые в маленьком рейсовом автобусике поехали к нашему обратному ночному поезду в Архангельск.



В Архангельск мы вернулись в 6 утра. Темно, безумно холодно и снова ощущение, что ты на Северном полюсе. Туалет жд вокзала быстро и надолго был превращен в ванную комнату и парикмахерскую. Дождавшись утра в одном из привокзальных кафе, молниеносно добежав до нужного автобуса, мы отправились покорять нашу третью запланированную цель – музей под открытым небом Малые Корелы.

 


При входе в музей казалось, что мы не только первые посетители, но и единственные, кто забрел сюда в этот январский день. Однако мороз не помешал жителям Архангельска наслаждаться зимой и красотой природы – людей было настолько много,что приходилось долго ждать, чтоб заснять какой-то участок музея без туристов. Гуляя по музею и восторгаясь этой сказочной атмосферой, казалось, что удалось совершить какое-то мистическое перемещение в прошлое: то ты проходишь мимо величественных деревянных церквей Каргольско-Онежского региона, потом спускаешься по лестнице вниз к Двинским мельницам, то идешь по заснеженным деревенским дорожкам Пинежского региона или заглядываешь в расписные окна мезенских домов. И вся эта божественная красота подчеркивается необычайным ландшафтом: хвойные деса, холмы, пригорки, небольшие болотца или озера, скованные льдами. В каждом домике в тулупе и ярком русском платке приветливая хозяйка рассказывает о всех вещах в веленном ей хозяйстве, о тайных смыслах каждой деревянной детали, об истории постройки и семьи, которая здесь когда-то проживала. Не успеешь восхитититься старинным домом или резными ставнями, как откуда ни возьмись появляются ряженые с песнями и плясками. В этот момент в сторону мягко отбрасывается рюкзак (помня, что там ценные каргопольские игрушки) и ноги сами пускаются в пляс к какому-то местному кавалеру из прошлого. Рядом маленькие детки, обвешанные баранками, катают на старинных салазках, а молодые девушки с раскрасневшимися щеками водят хороводы.

 


Этот островок нетронутой старины посреди буйства современных творений настолько был очарователен, что пять часов на сильнейшем морозе пролетели мгновенно. Но нужно было возвращаться обратно в город, а затем ехать в аэропорт. Три незабываемых дня северного путешествия заканчивались, а вот желание вернуться уже тогда было огромным. Так много было увидено – как мало было увидено!!! И если однажды, когда по окнам вновь будет барабанить дождь, захочется зимы и снега, я уже точно буду знать, куда надо ехать – на Север за сказкой!
16
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Игорь Шароварин
Да-а... Север - это, действительно, сказка. Он западает в душу и всё время манит с себе. У меня остались очень приятные воспоминания об Архангельске. Я был там летом в июне 2010 года. Когда фотографировались с пятисотрублёвкой на фоне Петра, ветер буквально вырывал купюру из рук.
Мужик на рыбе - это Сеня Малина на Налиме, персонаж сказки"Налим Малиныч".
Забавно ещё, что Малые Карелы везде называют Корелами. И только информационный щит (декоративный, деревянный) на дороге напротив главного входа гласит "Малые Карелы" (у меня есть фото).
Анатолий Галушин
Огромное спасибо за статью, приятно читать добре отзывы о родном городе)
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.