Амстердам: номер первый

«Какой терпимый, взрослый, без предрассудков город: склады из прекрасного кирпича и резного дерева превращены в изящное жилье, скромные ван-гоговские мосты, неброская уличная мебель, разумные нечванливые голландцы на своих велосипедах, их рассудительные дети, сидящие позади. Даже хозяева лавок выглядят как профессора, а подметальщики – как джазовые музыканты. Нет на свете другого города, организованного так рационально».
Иэн Макьюэн, «Амстердам»




«…доехал на поезде до Центрального вокзала, а оттуда в гостиницу отправился пешком под ровным серым предвечерним небом. На мосту он в который раз подумал, какой это спокойный и цивилизованный город – Амстердам… Есть что-то умиротворяющее в том, что улица посередине разделена водой».
Иэн Макьюэн, «Амстердам»


 


«Амстердам стал для меня настоящим сюрпризом. Я всегда считал Венецию городом каналов; мне и в голову не приходило, что я могу увидеть нечто подобное в голландском городе».
Джеймс Уэлдон Джонсон




«…И вот знакомые утки утюжками разглаживают зелёную кисельную воду канала. Велосипедисты подкрадываются незаметно, как хищники из породы кошачьих; степень неожиданности их появления такова, что кажется – они слетают откуда-то сверху, выпархивают из-под твоей подмышки и мчат вперед, не оглядываясь, со стрекозьим стрекотом спиц.
Пугаешься. Иногда вслед хочется запустить лаконичным и ёмким словом. А ведь напрасно: именно с переосмысления этого слова следует начинать общение с голландцами.
«Hui морген!» – приветствует меня утром хозяин нашей маленькой гостиницы. Я вежливо отвечаю: «Морген hui!».
Дина Рубина, «Школа света»




«Декарт жил на площади Вестермаркт, 6, в хорошем кирпичном доме. Место это достопримечательное: в центре площади – церковь Вестеркерк, где похоронен Рембрандт, на северной стороне – дом Декарта, на восточной, у берега канала Кайзерсграхт, – монумент жертвам гомофобии, огромный лежащий треугольник из розоватого камня. Амстердам и тут, как во многом другом, как в разных социальных, включая сексуальные, свободах – первый».
Пётр Вайль, «Гений места»


 


«Словом, мы влюбились навсегда в эти огромные окна, жадно ловящие скудный северный свет, в тревожную дрожь отражений в водах каналов, в выплывающие из окуляров удвоенных в воде мостов кораблики и лодки; мы влюбились в свою первую заграничную свободу, в своё безденежное безумие дорогих кофеен на улице Дамрак, и с тех пор хранили верность нашему странствию номер один, заруливая – по пути ли, семь вёрст ли киселя хлебать, – в этот город при первой же возможности».
Дина Рубина, «Школа света»




«…Огромные окна парадных комнат – они называются «doorzonkamers», «комнаты, пронизанные солнцем» – голландцы не занавешивают: «Нам нечего скрывать».
… Я, со своей страстью к «театру жизни», и без того всегда глазею в окна, а тут ещё уютный нарядный быт так привлекательно распахнут перед вами. В этом есть всё же некоторое желание покрасоваться. Нация, посвятившая века обустраиванию своего очага, крепкого прочного дома, очеловечиванию холодного неприветливого пространства, – по праву гордится своими руками и хозяйской сметкой. Своим умением достойно жить».
Дина Рубина, «Школа света»




«… впрочем, слушал я его вполуха, …ощущая, как странность города буквально сдавливает меня – запахи солода, табака, мускатного ореха, печально‑коричневые, будто кожа старого переплета, стены кафе, а за ними темные закоулки, плеск солоноватых вод, низкое небо и старые здания подпирают друг друга с угрюмым, поэтичным – тронь и рассыплются – видом, и казалось, что – ну, мне казалось, что город этот, с его вымощенным булыжником одиночеством, – место, куда приезжают, чтоб уйти под воду с головой.
Донна Тартт, «Щегол»


7
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Дарья Филиппова
0
Красиво- и фото, и текст! 😊
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.