Алтайскими дорогами. «Горная Колывань». Часть 2

Накупавшись, отдохнув и испытав на себе прелести изменчивой погоды оз.Белого, мы решили прикоснуться к истории этих мест. А именно, посетить в Колывани музей камнерезного завода и собственно сам завод. Но второе это если повезет. Собрав вещи, мы двинулись обратно в Колывань через поселок 8 Марта по асфальтированной дороге через густой и живописный лес. Дорога изобилует глухими поворотами. С одной стороны петляет речка Белая, а по другую сторону дороги высятся сосны.

 


Музей найти не составило труда, ибо имеются дорожные указатели. Расположен он рядом с заводом, школой и больницей.
Напротив входа в музей возвышается памятник деревянного зодчества «Капитанская сторожевая башня», которая является фрагментом колыванской крепости.
В самом музее, нас встретила женщина приятной внешности. Она же и провела экскурсию по залам музея. В итоге мы узнали много интересного об истории развития Колывани и камнерезного дела на Алтае.

 


Горной Колыванью принято считать низкогорный массив Колыванского хребта с высшей точкой Синюхой (1 210 м), ограниченный с севера и запада предгорными степями с поселком Колывань, озером Белое, Колыванским озером и деревней Саввушка, городом Змеиногорском. На юго-востоке естественной границей выступает долина реки Белой и прилегающие правобережные отроги. На юге границу можно провести по Кипишным горам водораздела между бассейнами Малой Белой и Верхнего Алея.
Как сказал эксурсовод, на вершине Синюхи еще в пер¬вой четверти XX в. стоял деревянный крест и находились «купели» для крещения. Французский путешественник Е. Патрен, который посетил окрестности Колывани в 1781 г., описал деревянный крест, устано¬вленный на небольшой площадке самой высокой точки сопки Синей. Креста или его остатков на вершине не сохранилось. Скорее всего, он простоял более полутора ве¬ков, а затем в 1920–1930-е гг. его сняли или сбросили вниз. Не¬сколько западин на больших камнях вполне могли использоваться в качестве «купели». У подножья горы Синюхи, в 2 км от вершины, находился один из христианских старообрядческих женских монастырей, который был закрыт в 30-х гг. XX в. Высокое по¬ложение над окружающим ландшафтом, чистый воздух на верши¬нах, красивые скальные выходы разнообразной формы, лесные массивы на горных склонах и многие другие факторы, вероятно, способствовали выбору мест для святилищ на вершинах гор Очаровательной и Синюхи. Легенда о «Стране Белых Вод и Высоких Гор» – далекой, свободной и богатой земле, нашла свое духовное и материальное отражение в топонимических названиях ландшафта. Топонимы этого района – озеро Белое, сопка Синяя и другие, свидетельствуют о переселении сюда выходцев из России, нашедших в этом удаленном уголке один из центров реального воплощения многовековой мечты о Беловодье и Синегорье.
С северной стороны Колыванского хребта лежат озера Колыванс¬кое (Саввушкино) и Белое. Относительно не¬большие (3–4 км протяженности), они сла¬вятся чистой водой и считаются красивей¬шими в Алтайском крае.

 


Что касается древних времен, то первые люди появились в Горной Колывани около 1,5 млн лет назад. Среди археологических находок встречаются каменные остроконечники, служившие в качестве ножей, кинжалов, наконечников для дротиков и копий. На северо-восточном берегу Колыванского озера в 0,2 км к северо-западу от Старой Деревни расположено Колыванское поселение древних металлургов, открытое в 1982 г. Основную часть площади памятника занимает культурный слой эпохи энеолита (вторая пол. III – начало II тыс. до н.э.) В окрестностях поселка 8 Марта обнаружены остатки поселения эпохи бронзы, располагавшегося на берегу небольшого ручья, впадающего в один из притоков речки Синюшки. На западном берегу озера Белое зафиксирована группа из 7 земляных курганов, которые предварительно могут быть датированы I тыс. до н.э – I тыс. н.э. На вершине скалы Очаровательной, вблизи с. Колывань, находилось святилище древних людей, использовавшееся, в том числе и для астрономических наблюдений, подобно комплексу Стоунхендж в Англии.
Поселок Колывань расположен у подножия Колыванского хребта, в 46 км от Курьи. На въезде в поселок, у автовокзала, стоит своеобразный памятник – чаша из красного гранита на сером постаменте. На ней надпись: «Колыванским мастерам, подарившим миру шедевры камнерезного искусства».

 


Колывань – старейшее городское поселение предгорного Алтая, ранее называвшееся Горной Колыванью. Вся история поселка – это история становления рудознатного дела на Алтае. В 1718 г. томские рудознатцы С. Костылев и Ф. Комар, идя по следам древних метал¬лургов, обследовали район между верховьями рек Алей и Чарыш и сообщили в горное ведомство о залежах полиметаллических руд в северо-западных предгорьях Алтая. В 1726 г. уральский промышленник А.Н. Демидов послал своих приказчиков для осмотра мест древних выработок и одновременно обратился с прошением о разрешении на строительство медеплавильных заводов на Алтае в «старых татарских вотчинах» по рекам Алей и Чарыш. Тогда же был построен первый плавильный горн на реке Локтевке, притоке Алея, в 4 км от современной Колывани, «колыванский ручной завод», на кото¬ром была предпринята пробная выплавка меди. Однако это местоположение оказалось неудобным для строительства настоящего завода. Приехавший вскоре из Петербурга горный офицер Н. Клеопин нашел более подходящее место в верховье реки Белая, заложил плотину, построил четыре рудоплавильные печи на механическом дутье от водоналивного колеса. Завод начал дей¬ствовать в 1729 г. Он был назван Колыванским, потом по имени построенной при заводе церкви Воскресения Христова переименован в Колывано-Воскресенский. Завод располагался в горах, близко к «немирным землицам», подвласт¬ным джунгарским ханам, и потому имел для защиты крепость с четырьмя басти¬онами, земляным валом и рвом. К середине XVIII в. крепость пришлось обновить. Была построена новая крепостная стена, окружавшая и старую крепость, и за¬водские постройки. Внутри крепости находились пороховой погреб, хлебный амбар, казармы, дворы заводских служащих, контора, двор управляющего за¬водами. Колыванский завод представлял собой хорошо оборудованное для того времени предприятие. На заводе была построена плотина, плавильня с вододействующими мехами для подачи воздуха в плавильные печи, обжигальня, грахмахерская для выплавки чистой меди, вододействующая лесо¬пилка, кузница, котельня.

 


Существует версия, что Акинфий Демидов умер (1745), оставив 41 587 рублей долгов, не уплаченных им в казну за беглых царских крепостных. Правительственная комиссия под ру¬ководством бригадира Беэра оценила стоимость алтайских владений Демидо¬ва в 29 445 рублей. После смерти Демидова Колывано-Воскресенские заводы перешли во владение Кабинета ее императорского величества, управление заводами было переведено в Барнаул, Колывань утратила свой статус центра горнометаллургической промышленности. Постепенно работа на рудниках прекращается, начинается новый период истории Колывани, связанный с об¬работкой поделочных камней: яшмы, порфира, кварцитов. В 1785 г. Екатерина II, встревоженная падением выплавки серебра, направила в Колывань крупного сановника Кабинета П.А. Саймонова, который доставил в Петербург богатую коллекцию алтайских минералов. В 1786 г. Саймонов отправил на Алтай мастера Петергофской гранильной фабрики Петра Бакланова, подмас¬терья Михаила Денисова и государственного крестьянина с Олонецких заво¬дов Андрея Голдина, которые должны были обучить алтайских мастеровых искусству обработки цветных камней. 9 октября 1786 г. начала работать Локтевская камнерезная мельница, оборудованная в лесопилке сереброплавил¬ного завода. Первым алтайским мастером-камнерезом был Филипп Васильевич Стрижков, который в течение 1792 г. изобрел «сверлильную» машину, позволившую ускорить выпуск изделий и механизировать самые трудоемкие процессы обработки цветных металлов.

 


Колыванский музей камнерезного дела былоснован в 1966 г. по инициативе директора камнерезного завода А.А. Головина в здании бывшей рисовальной школы.
И хотя наиболее значительные изделия Колыванской шлифо¬вальной фабрики покинули свою родину, память о них и мас¬терах, трудившихся над изготовлением этих произ¬ведений камнерезного искусства, продолжает жить и бережно хранится сотрудниками музея.
Само здание музея является историческим памятником. Здесь в 1838 г. открылось частное училище, преподавание пред¬метов в котором шло параллельно с практическими занятиями на фабрике. В 1858 г. при частном училище открылся рисо¬вальный класс, куда по окончании общеобразовательного курса принимались талантливые мальчики. Их обучали рисованию, лепке гипсовых фигур и орнамента, резке печатей и мелких скульптурных форм из кам¬ня, чтению чертежей.
Два раза в неделю ученики рисовального класса посещали фабрику, где получали практические навыки в работе на станках. Сохранившиеся в музее рисунки учеников XIX–XX вв. показывают, насколько высок был уровень мастерства их авторов. Отдельные экземпляры художественных изделий разных лет составляют основу экспозиции заводского музея, которая включает макет завода, портреты заводских рабочих, наградные медали с международных выставок XIX в., художественные изделия из камня.
В первом зале музея представлена коллекция камней из алтайских недр. Стоит обратить внимание на художественное панно «Колывань XIX в.» с изображением плотины с прудом и двухэтажного здания шлифовальной фабрики из темного гранита.
Во втором зале музея размещены образцы обработанных камней (разнообразные яшмы, в том числе гольцовская, популярная при дворе в XIX в.) и информация о технологии обработки. Здесь же рисунки больших – или, как их называли, «колоссальных» – ваз, которые делали на Колыванской фабрике. Они изготавливались по специальному заказу для царского двора, многие из них хранятся сегодня в Эрмитаже. Одно из изделий алтайских мастеров Александр I подарил Наполеону. Это была красивейшая четырехугольная чаша из коргонского порфира. С ней связана интересная легенда об улице Парижской: «В поселке Колывань до сих пор есть улица Парижская. Дело в том, что в 1807 г. Александр I отправил в Париж отдельщика Колыванской шлифовальной фабрики Я.П. Протопопова, чтобы отвезти Наполеону в подарок сделанную им вазу из серо-фиолетового порфира. Протопопова представили императору. Наполеон удивился, что простой русский мужик смог сделать такую изящную вещь, и подарил ему несколько серебряных монет. Вернувшись в Колывань, мастер не переставал рассказывать о чудесном Париже, городе его мечты, постоянно повторял: «У нас в Париже...» Мастеровые прозвали его избушку на окраине Колывани Парижем. Впоследствии к «Парижу» пристроили другие дома, и образовалась улочка Парижская, которая существует до сих пор.

 


Еще одна ваза высотой 2,93 м, созданная по проекту архитектора и управляющего фабрикой И.М. Злобина, была подарена Парижу в 1895 г. В настоящее время она стоит в парижской городской ратуше. Центральная витрина второго зала посвящена кабинетскому периоду истории Колыванской фабрики. Настоящей «жемчужиной» музея была и по сей день остается камея «Родомысл», повторно выполненная из союзной яшмы мастером Ф. Голубцовым в 1839 г. по эскизу медальера Ф. Толстого, знаменитого серией медалей, посвященных событиям Отечественной войны 1812 г. В Колывани изготавливались миниатюры из камня. Например, для графа Шереметева выполнено великолепное настольное украшение в виде колоннады, которое в настоящее время хранится в Русском музее.

 


«Царица ваз»
В третьем зале музея представлена экспозиция, посвященная «ко¬лоссальной шлифовальной фабрике» и «царице ваз», ее транспортировке в Петербург. «Царица ваз» – огромная сборная ваза из ревневской яшмы, изготовленная по проекту архитектора Мельникова и законченная в 1843 г. (работа над ней продолжалась 11 лет!). По размерам и весу эта ваза не знала себе равных. На ее постаменте есть надпись: «Чаша сия сделана на Колыванской шлифовальной фабрике из ревневской яшмы по рисунку архитектора Мельникова: в поперечнике 7 аршин, вышиною с пьедесталом и ножкой 3 аршина 10 вершков, весом более 1 200 пудов. Камень добыт в 1829 г. унтер-штихмейстером Колычевым, обсекался на месте 2 года. Чаша завершена окончательно в начале 1843 г., отправлена под наблюдением бергшворена 12 кл. Ивачева и доставлена в августе того же года». На стене висит большого размера картина Г. Тарского «Перевоз монолита яшмы на Колыванский камнерезный завод», изображающая достав¬ку монолита для изготовления самой большой вазы. Известно, что готовая ваза доставлялась в Петербург на четырех санях (по числу сборных деталей), причем из-за тяжести ноши приходилось объез¬жать мосты, а лед на реках трещал и прогибался. В Петербурге вазу не смог¬ли сразу внести в Эрмитаж, и она простояла 6 лет на набережной Невы. Лишь в 1849 г. сломали одну из стен и внесли в зал Эрмитажа «царицу ваз», которая с тех пор там и стоит. В экспозиции представлен макет цеха фабрики, оригиналы чертежей-заказов. На них обозначены номера, указывающие на породу. На фабрике хранилась богатая коллекция камней с такими же номерами-кодами. Таким образом, мастер мог безошибочно определить материал, из которого заказчик хотел сделать вазу. Уникальная фабричная коллекция камней утеряна.



Последний небольшой зал музея посвящен современному периоду. В витринах представлены ювелирные и сувенирные изделия, сделанные в последние десятилетия. Интересны образцы флорентийской мозаики, украшающей здание Речного вокзала в Барнауле и станцию метро «Сибирская» в Новосибирске. Эта уникальная техника состоит в том, что тонкие пластинки из каменной фанеры составляют в определенный рисунок и наклеивают на основу из плоского шифера.



Находившись по музею, мы отправились на камнерезный завод.
Продолжение следует...
5
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Галина Боинчану
0
Путешествовать по России, может, не так комфортно, как по Европе, но не менее интересно. Я даже слова "рудознатец" и не знала:)))) Вот спасибо. ♥
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.