Алтайские корни киргизского эпоса




Как-то в руки попался пухлый том киргизского эпоса "Манас". Немного удивился, узнав, что когда-то киргизы не всегда жили на территории, где живут сейчас. Действие начинается на Алтае, где и родился герой эпоса. Став взрослым, совершив множество подвигов, он вместе со своим народом ушел с Алтая на территорию современной Киргизии. Был ли исторической личностью Манас? Или это собирательный образ? Тогда кто был прототипом героя? И может ли вообще эпос быть историческим источником? Содержаться ли в нем упоминания о реальных событиях? Генрих Шлиман поверил «Илиаде» и нашел Трою. То есть, эпос может послужить историческим документом. Может и мы попробуем себя в качестве историков, подумали мы с Дмитрием Винником, моим товарищем, путешественником и целым профессором философии, и следующее путешествие по Алтаю спланировали немного по-другому, чем предыдущие…

 


Итак. Был ли он исторической личностью или всего лишь мифическим персонажем? На эти вопросы, к сожалению, ученые в самой Киргизии пока не ответили, не провели соответствующих исследований. Почему? Причины разные – от нехватки средств до нехватки ученых достаточной квалификации. А ведь требуются не только историки и филологи, но и археологи, лингвисты, этнографы. Это комплексное исследование на многие годы.

Несмотря на это, мы все же попробовали провести небольшое исследование, начав его на Алтае, там, где начинается действие эпоса, где родился сам Манас. То есть решили не просто попутешествовать, а придать вояжу наукообразный характер. Во время прошлогоднего путешествия по Горному Алтаю обратить внимание на эту тему заставила подробная карта этого региона России – на ней было обозначено озеро Манас. Тогда не было уже времени попытаться добраться в этот относительно отдаленный район. Но озеро дало толчок изучению темы – эпос «Манас» как источник по средневековой истории киргизов.

Вдобавок, киргизы и алтайцы близкие родственники. Их языки понятны друг другу, как и многие обычаи и традиции. Владимир Волков, историк, сотрудник Томского государственного педагогического университета, специализирующийся на изучении этногенетических связей тюркских народов так прокомментировал родственные отношения алтайцев и киргизов: «Тесные связи между южными алтайцами и киргизами показывают и генетические данные. Значительная часть киргизов, а это, прежде всего, представители правого и левого крыла, а также представители некоторых родов ичкилик, по мужской линии являются ближайшими родственниками южным алтайцам. Все они происходят от одного человека, жившего относительно недавно. Таким образом, основу киргизов и южных алтайцев составляют потомки представителей одного древнего народа, который проживал, вероятнее всего, на территории Горного Алтая».

Первые шаги



Началось все, как и положено, с изучения первоисточника, то есть эпоса. К сожалению, не владея киргизским языком, пришлось обратиться к переводом. Есть разные мнения о качестве опубликованных немногочисленных переводов, но, при использовании одновременно нескольких, снижается возможность пропустить что-то важное, что не отразил переводчик.

Попытаться охватить все направления изучения эпоса как источника бессмысленно: здесь нужны археологи, лингвисты, филологи, этнографы, специалисты по истории Алтая, Сибири, Китая, Монголии и Казахстана. Поэтому мы ограничились поиском географических объектов, упомянутых в эпосе: гор, хребтов, рек, долин. И это уже должно было стать свидетельством того, что если в эпосе указаны реальные топонимы, то и события, описанные в «Манасе» могут оказаться историческими фактами.
После первых прочтений эпоса, изучения карты современного Горного Алтая и опроса местных краеведов, журналистов, инструкторов по туризму обнаружились два не совсем оптимистичных факта.
Первый. В Горном Алтае нет киргизов. Вернее, есть, но это наши немногочисленные современники, которые приехали на заработки или учатся в Горно-Алтайском университете. Расспросы в различных регионах, беседы с местными жителями показали, что киргизов нет. Раскатывая по дорогам Алтая, каждый раз, когда мы останавливались, чтобы покушать в придорожном кафе или заправить наш автомобиль, мы расппрашивали алтайцев, но…

Второй факт. Если сравнить, скажем так, алтайский период эпоса и киргизский, то сразу видно, что названий рек, местностей, урочищ, гор в алтайской части гораздо меньше, чем в киргизской. Это может говорить о том, что киргизы прожили на Алтае относительно недолго, три-четыре поколения, а алтайская часть эпоса сочинялась уже на территории современной Киргизии. Судя по всему, жили они достаточно компактно и были немногочисленны.

Мы выписали из эпоса некоторые географические названия, надеясь найти эти объекты. Например, там есть такие строки: «Долго шел караван и прибыл, наконец, на берег реки Азамиль, в ту долину, где Манас веселился, забавляясь играми». Но в Горном Алтае не такой реки. Возможно, это было чисто киргизское название, а другие народы как-то иначе называли эту реку. И еще. Алтай – это не только территория России, это еще и Монголия, Китай, Казахстан. Вполне возможно, что есть река Азамиль или с другим созвучным названием в соседних странах, но изучении е современных карт ничего не дало. Возможно, река называется или обозначена на картах как-то иначе.

Есть еще одно название, которое привлекло наше внимание. В эпосе есть такие строки: «Тогда Манас бросился к нему и разрубил его на две части мечом ачалбарс. С тех пор река, что протекает по этой местности, называется Кульджа». В российском Алтае нет такой местности и такой реки. Сотрудники Национального парка «Сайлюгемский», территория которого граничит с Монголией высказали предположение, что речь о Кульдже в Китае, вернее в Или-Казахском автономном округе Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая. К тому же Манас любил путешествовать , в своих походах заходил в дальние страны. Дальние по тогдашним меркам. Например, сказано в эпосе, что «однажды он вместе со своими сверстниками тешился пирами и охотой в местности Уч-Арал у реки Эмиль». Такой реки и местности в российском Горном Алтае и Монгольском тоже нет. Но, возможно, они есть в соседнем Китае

Или, например, в эпосе сказано: «Вон – Тарбагатай гора. Равнина там Теректи. Это зимовье Жакыпа (отец Манаса)». Сегодня название Тарбагатай носит горный хребет в Монголии и Казахстане, есть село в Бурятии, приток речки Онон в Монголии и Забайкалье. А в самом российском Горном Алтае есть Теректинский хребет. Так Теректи это равнина или горы, в России или Монголии? Опять же, стоит отметить, что названия за сотни лет могли измениться. Мог быть и перевод неточным. Или же сказители, передавая из уст в уста эпос, в какой-то момент заменили слово. Но также возможно, что данное событие происходило в другом месте, за тысячу километров от Алтая, просто сказитель использовал известный ему топоним к совершенно другому географическому объекту. То есть, опять же вопрос к ученым.

Начнем с главного



Выезжая из Новосибирска в Горный Алтай на автомобиле, мы еще не знали, есть ли дорога до озера Манас. То, что оно имеет отношение к легендарному герою, не вызывало сомнений. Озеро можно найти на некоторых подробных картах Алтая, но нитка автодороги обрывалась, не доходя пары сантиметров на карте, что может означать десятки километров бездорожья в горной местности.
Пока ехали по Чуйскому тракту, главной стратегической трассе Алтая, никаких проблем. Свернули с тракта на второстепенную дорогу, потом на грунтовку, доехали до небольшого селя Эдиган. Дальше дорога пошла резко вверх через лес. Оптимально по ней ездить на отечественных внедорожниках- сплошь валуны. Наш маленький иностранный «козлик», задыхался и грелся, периодически бился днищем об камни. Если бы не точное описание, данное нам стариком, который встретился на пути, мы бы так и не нашли дорогу к озеру. Ведь после того, как мы выбрались на небольшое плато, дальше уже можно было двигаться только по очень подробной карте «километровке», которой у нас не было.

Болото и камни – так можно назвать то, что числилось дорогой. В результате пришлось сойти с дороги, поставить палатку, а утром двинуть к озеру пешком, взяв с собой в рюкзаки только съемочную аппаратуру, воду и аптечку. Озеро было где-то рядом. Где оно точно находится, мы выяснили еще вечером, когда запустили дрон в небо и он снял на видео всю округу: оказалось, что озеро за горой, совсем недалеко, но надо идти ножками.

В принципе, если говорить об исследовании эпоса, поход к озеру Манас был не обязателен: достаточно того факта, что оно есть, а в Сети можно даже найти фотографии. Но для нас это было как бы стартом нашего дилетантского исследования, начальным пунктом. Нам показалось, что это будет символично.

Озеро оказалось небольшим – примерно 650 на 300 метров. Спуск к нему с той стороны, откуда мы пришли, был крутой. И место весьма живописное. Прежде чем начать фотографировать и снимать на видео мы просто полчаса любовались красотой этого места…

Учительница русского языка и литературы школы в селе Эрдиган Екатерина Слободкчикова рассказала нам, что озеро Манас считается святым, иногда к нему приходят паломники, молятся, набирают воду. При этом они – паломники – разных вероисповеданий. Она также поведала, что, согласно, легенде, Манас родился в местности где-то у озера. Кстати, есть еще и гора Манас, где-то относительно недалеко, но на нашей карте она не была обозначена, да и без проводника и снаряжения к ней идти не стоило. Так что, поход к горе мы оставили на следующий год.

Говорят ли одноименные озеро и гора о том, что Манас был исторической личностью и родился в этих краях? Вряд ли. Скорее всего, они так названы позже, уже после рождения эпоса. К примеру, в Индии и Бутане течет река Манас. Сказать, что она названа в честь былинного героя, нельзя. А вот гора Манас в Тянь-Шане вполне имеет отношение к нему. То есть, опять же надо изучать тему. Нельзя такой факт оставлять без внимания.


Лучи и камни



В селе Кош-Агач, где находится правление Национального парка «Сайлюгемский», старший инспектор Валерий Самунов подсказал нам, где искать в Чуйской степи, что на границе с Монголией, археологические объекты, которые могут иметь отношение к киргизам. Он также вынес предположение о том, что некоторые географические объекты, упомянутые в эпосе, могут находиться на территории монгольского или китайского Алтая.

… Само название – Чуйская степь или долина – уже говорит о некой связи с киргизами: достаточно вспомнить Чуйскую долину в Киргизии. Можно тут вспомнить и современные названия, такие как Чуйский тракт на Алтае и Чуйский проспект в киргизской столице городе Бишкеке. Поэтому мы отправились искать археологические памятники, которые не обозначены на карте, но Валерий Самунов нам довольно подробно объяснил, как их найти.

Первым объектом оказалась каменная стела, возвышающаяся метра на три над землей. На ней не было никаких надписей, но понятно было, что она рукотворна: кто-то же тащил это длинный камень с горы, вкапывал в землю. Зачем? Таких стел в Великой степи от Дальнего Востока до западных границ России довольно много. Называют их оленными камнями, если на них есть рисунки или, что редко, надписи, и балбалами, если это, чаще всего, неотесанные камни без рисунка. И чаще всего, как считают ученые, их устанавливали у могил предков, в местах, где приносились жертвы или произошли какие-то знаменательные события.

Проехав еще немного, мы наткнулись на каменную насыпь в степи: просто груда камней, но вид их вызвал сомнения в том, что они разбросаны самой природой. Опять запустили дрон, чтобы посмотреть сверху. И не зря! На фото видно, что эти груды камней вполне рукотворна, а их расположение очень уж напоминает солнечную систему! Это открытие или нет? Или мы не первые, кто увидел это?

«Может быть это и открытие, - сказала научный сотрудник Сайлюгемского заповедника Мая Ерленбаева. - Я с высоты этот памятник не видела, но вам удалось раскрыть целостность комплекса. В научных кругах он известен как археологический комплекс Юстыд. Открыт в конце 1960-х годов. На относительно малой территории расположены курганные могильники ранних кочевников, керексуры, как называются такие сооружения, различных размеров с лучами заключенные в круглую или квадратную ограды эпохи бронзы до 10 века нашей эры. Местные жители называют их «хяргас нур» на монгольский манер, а по-алтайски «кыргыс нур», то есть «кыргызские лучи», тюркские оградки с рядами балбалов, ритуальные выкладки, стелы. Также открыты уникальный комплекс гончарных печей хуннского времени и остатки железоплавильных печей. Местные жители очень трепетно относятся к этому месту, окружили неким священным ореолом. До открытия этого комплекса археологами, в этой долине стояло множество каменных изваяний или баб – кезеров, что переводится как «головорез», ведь ставили такие изваяния только крупным военачальникам, воинам, которые особо отличились в сражениях. Чуть ниже Юстыда до сих пор стоит каменная стела около 2-х метров его то и местные жители называют «коновязь Чингисхана», вы ее видели на пути к Юстыду».
«Если говорить о кыргызском следе на Алтае, то в любом случае, как, например, с археологическим памятником, который вы сняли с дрона, следует обратиться к археологам, с ними посоветоваться. И не только к ним, а еще и к этнографам, к нашим алтайским краеведам. Здорово, что вам удалось посмотреть на этот памятник сверху. Даже я не предполагала, что все это так похоже на солярную систему», - сказала Ерленбаева.

Кто-то должен знать…



Один известный в Киргизии общественный деятель, считающий себя пропагандистом истории своей страны, говорил, например, что в Индии есть гора Манас, и это напрямую указывает на прямую связь кыргызов с субконтинентом. Но это вряд ли. Судить по одному названию, которое просто созвучно, нельзя. В исторической науке любой факт перепроверяется другими источниками. К сожалению, история киргизов вплоть до двадцатого века была бесписьменной. Поэтому для изучения алтайского периода придется привлекать археологические, этнографические источники, китайские и уйгурские письменные источники, изучать не только эпос «Манас», но и, к примеру, алтайский эпос, фольклор.
Не бывает такого, чтобы народ жил долгое время в определенной местности и не оставил следа. Киргизы должны быть упомянуты в легендах алтайцев, в китайских документах, других источниках.
Но повторимся: наши исследования дилетантские. Мы обычные любители истории. Но мы поняли, что изучать такую обширную и глубокую тему, как эпос «Манас» в качестве источника по истории киргизов, должны профессионалы. Это поиски в архивах, это археологические экспедиции, это обмен открытиями и мнениями ученых из разных стран и их совместная работа.

Но пока… Спишемся с алтайскими учеными, а именно историками, краеведами, этнографами, и следующим летом опять попробуем что-нибудь открыть. Скорей всего, свою Трою мы не найдем, но все же…

Эгамберды Кабулов
2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.