Африка с колёс. Уганда

Предыдущий репортаж


После того, как мы насмотрелись на слонов и павианов в парке Мерчиссон, засобирались в сторону Руандийской границы, оценить красоту гор Рувензори, да и к пигмеям наведаться. Кто не мечтал увидеть самых маленьких людей на земле, в травяных юбках и с копьём в руке?
Вот и мы мечтали. Их навязчивый образ, сошедший с ярких картинок журнала « Вокруг света», маячил в моих мыслях, доводя ту самую мечту до изнеможения.
А дел-то всего; доехать до г. Форт – Портал, потом до г. Касесе, затем до г. Мбарара, а там рукой подать до г. Кабале, где моя мечта станет явью. Этот путь казался совсем не серьёзным в сравнении с той дорогой, что я уже прошла, начиная от иллюстрированных картинок.
***
Рано утром мы спешили на автовокзал г. Массинди, что бы попасть в Хойму, а потом выйти на нужный нам маршрут. Спешили зря. Автобусы отправляются не по времени, а по заполняемости. Терпеливо ждали два часа, заплатив заранее за билет.



Красно – грязная дорога до Хоймы шла сахарными плантациями, но она была не одна. Дорог здесь много, надо было правильно выбрать, а наш водитель петлял и возвращался, путаясь в ровных «квадратах» тростника. Дорога прыгала под нами, разбрызгивая красную грязь по сторонам.
Глухомань ещё та. Заболоченные места поросли папирусом, его нежно – зелёные зонтики поднимались метра по три в высоту.



Растение это с трёхгранным стеблем. В Древнем Египте его корень шёл на изготовление бумаги. Папируса здесь в Уганде, как у нас камыша. На заболоченных озёрах, он простирался до горизонта.



Деревни начались внезапно. В открытых заводях тростника и папируса купались дети. Жители вереницей тянулись вдоль дорог от деревни к деревне, неся на голове и в руках жёлтые канистры, наполненные водой, авоськи и узлы.

-- гроздья бананов перевозили так

Их ничего не выражающий взгляд, обескураживал. При виде нас люди останавливались и смотрели, не отводя глаз.



А дети просто столбенели и забывали зачем шли. От этих гипнотических взглядов мы невольно отворачивались.



Внешний вид местных женщин создавал впечатление материального благополучия.



Их дородные тела были замотаны в яркие одежды, а стриженые коротко волосы не покрывались платком.



Начались горы Рувензори. Праздничности в них не было, но отметить это надо было и мы купили по бутылке минеральной воды с одноимённым названием «Рувензори».



Ну, вот мы и в Хойме. Сразу подбежали «помогайлы» и стали выкрикивать названия маршрутов. А мы перечисляли города, которые нужны нам. Изо всех названных, откликнулись на Кабале, мы обрадовались, что минуем все промежуточные пункты и попадём сразу к пигмеям. Правда насторожила дешевизна билета и непродолжительность времени в пути.
Но эти подробности показались не важными и мы заняли место в маршрутке. Стояли долго, ожидая стриженых женщин с товаром, а они всё несли и несли тюки с коробками. Водитель прямо на водительском сиденье занялся педикюром. Маникюрщик с коробкой лаков обрабатывал ему ногти. Когда ж поедем?

Загружены соки – воды, мешки с крупами. Неужто для пигмеев? Надо ехать.



И опять грунтовка, бесконечные деревни, с постройками без окон, похожими на склады. Вдоль дорог аккуратно выложен сырой кирпич для обжига. Сооружения по форме и размерам напоминали шалаш, а в их основании 2 -3 сквозных дыры, диаметром 40 -50 см., куда закладывают стволы не больших деревьев и поджигают. Всё это сооружение обмазано глиной, дым валит жуткий, надо сидеть здесь же рядом и постепенно, по мере прогорания, пропихивать ствол внутрь.



Занятие кажется бестолковым, а домА стоят. Все страны Восточной Африки используют один и тот же способ изготовления кирпича, только цвет у него везде разный, в зависимости от почвы в данной местности.
Деревни мелькали, как в калейдоскопе, природа становилась всё живописнее и ярче. Настоящие леса сменили надоевший тростник. Дорога волнообразно шла по не высоким горам.



Маршрутка остановилась, прервав приятное созерцание:
- Кабале! Выходим!
- Где Кабале?
- Вот Кабале.
И показали нам три африканские мазанки. То, что Кабале выглядело именно так, показалось странным. Я ожидала увидеть крупный город, а тут…



Наши вещи были быстро выгружены в придорожную пыль и маршрутка исчезла. Местное население единственной улицы стало подтягиваться к нам.



От дома к дому полетело «Мзунгу! Мзунгу!» Толпа чёрных, как уголь людей росла. Мы попробовали что-то промурлыкать по – английски, в ответ молчание, эмоций нет! Я вытащила фотоаппарат и наставила на толпу, ряды заметно поредели, а когда спрятала, все вновь вернулись. С этого момента мой фотоаппарат стал использоваться еще и против гипнотических африканских взглядов!

Где мы? Что делать? Народ не понимал даже слов «отель» и «банк», а может, не хотел понимать. Выручил интеллигентного вида дедушка, спешивший к нашей толпе. Он был похож на директора клуба, в пиджаке, наверное, коверкотовом. Возраст его был почтенный, лет пятидесяти, если учесть, что средняя продолжительность жизни в странах Восточной Африки 40 лет. Людей среднего возраста можно по пальцам пересчитать, а старика видели только один раз, но в другом месте.
«Директор клуба» оказался разговорчивым и не счёл за труд разъяснить двум сумасшедшим мзунгу, что отелей и банков они видом – не видывали и слыхом – не слыхивали. А граница здесь есть. Там она, у зелёного массива. И проводник есть, контрабандными путями выведет.
- Зачем нам контрабандными? Нам визу надо ставить.
- Так в Конго можно и без визы…
- Как в Конго? Директор, нам в Руанду надо, а сначала бы к пигмеям…
- Ааа… Так то ж другое Кабале. Кабале – таун.

Толпа молча слушала английскую «белиберду», а мы вцепились в директорский коверкотовый пиджак с двух сторон, как в спасательный круг. Наш "босс" нашёл выход из ситуации, написав все промежуточные пункты до г. Форт – Портал и послал за мотоциклистом, догадываюсь, что единственным. Мы чётко осознали, что в Уганде два Кабале и оба на границах, только на разных. Нам предстоял транзит через деревню, где имелся какой-никакой транспорт.
Молодой мотоциклист быстро привязал к багажнику наши вещи, возвышавшиеся горой. Раздал нам по пять пустых бутылок, которые решил сдать по случаю в нашей деревне.

Оговорили цену, директор дал последние наставления и мы уезжаем за 15 км. обратно. Полчаса, проведённые на этом хуторе, врезались в мою память навсегда и улыбчивое лицо доброго «директора клуба» я узнАю и сейчас. Хотя с узнаваемостью имела проблемы, путала сотрудников отелей, водителей автобусов, продавцов в лавках. У подруги с этим было лучше и она мне постоянно подсказывала, кто стоит перед нами и где мы его уже видели.

Нам надо было спешить, что б успеть к последнему публичному такси и скорость наша зашкаливала. Мы высоко прыгали на трамплинах, слетая с подставок для ног, гремя пустыми бутылками, а вслед нам неслось «Мзунгу! Мзунгу!».

Не было большей радости детям, как бежать вслед за нами, пока сил хватит. Лавируя между луж и взрывая мотор на подъёме, переваливали через холмы. Все, кто двигался по обочинам, останавливались в «почётном карауле» нашему «триумфальному проезду». Только бутылки предательски гремели!

Ветер хлестал в лицо, «Мзунгу!» резало уши, глаза были забиты пылью, а мы отрывались «на всю катушку»: «Негры! Негры! Негры!».
В наказание за хулиганское поведение, с меня сорвало кепку и покатило по красной дороге.
- Стоп! Стоп! Кепка!
Встали и побежали вслед за ветром, догоняя кепку. Отряхнув, натянула её совсем красную, на уши. Можно было и не отряхивать, я сама была того же цвета.
Приехали. Получасовая цирковая программа для жителей угандийско – конголезских деревень была закончена.



Мы тянули наши вещи в то последнее такси, которое уходило в противоположную от конголезской границы сторону. Набитое пятнадцатью пассажирами, такси хрипит, скрипит и плачет. Мы больше не удивляемся и не ропщем. Любой транспорт нам по плечу. Ночь опустилась быстро. Впереди, как всегда два водителя жали на педали, бесконечные тростниковые заросли мелькали за бортом, а мы, как оловянные солдатики уложенные в коробку, ждали своей участи.

Не прошло и двух часов, как такси встало намертво в дремучем тростнике. Ура! Хоть побегать! Пока водитель улаживал проблемы по нашей дальнейшей транспортировке, мы дышали полной грудью и наслаждались свежестью. Ведь в такси не раздышишся!

Вскоре появилось новое такси, вернее оно старое, но другое. Нас усадили на переднее сиденье! Неужели уважают? А "угольки" снова выложились сзади «поленницей».
Приехали в нужную нам деревню поздно ночью и устроились в отель. Оставив вещи, побежала за минералкой. Не обсчитали. Глубинка. К тому же незамедлительно в моих руках оказался чек на покупку минеральной воды. Ну что ж, будет, что к «командировке» приложить.

А утром на двух бода – бода, то есть мотоциклах, комфортно уехали из деревни. Рувензори вокруг в полную мощь. Величественный лес Mzizi forest был укутан в туман и мы ворвались в него, разрывая туманную пелену в клочья! Вот это красота! Тёмно – зелёный лес был наполнен свежестью и первозданностью. Широкая красная дорога уходила в пушистую белизну, холмы за холмами бежали навстречу.
- Рувензори! Это я! Вы слышите, это я!
Дикий восторг захватил мои чувства, я поняла, что прикоснулась к чуду. Если бы не эта случайная ошибка в Хойме, то не было бы сказки. И в сотый раз говорю, что я верю в Вышние Силы!
Люди в ярких одеждах выплывая из тумана, поразительно красиво сочетались в цвете с тёмной зеленью вековых деревьев. Я не хочу конца, я хочу продолжения!

Но всё хорошее быстро заканчивается, внезапно кончился и лес, а впереди мы увидели реку. Здесь наши мотоциклисты и встали. Дальше пошли сами через наспех сооружённый мостик.



При входе на дощатый сколоченный мост собиралась мзда. Впоследствии убедилась не раз, что все дощатые мосты платные и к каждому из них приставлен сборщик денег.

Непролазная грязь разъезженная транспортом, словно жвачка липла к сланцам и её уже не отодрать. На противоположном берегу ждал транспорт, отправлявшийся в Форт – Портал. Надо было спешить.
Маршрутные такси в Африке набивают до отказа, но при этом все сидят. Африканские дети стойко выносят все тяготы жизни. Они никогда не плачут, не смотря на возраст, но и не смеются. На всём протяжении наших «скитаний» (иногда приятных), мы не слышали детских капризов, просьб, приставаний к взрослым. Дети просто молчали, а мы с удовольствием раздавали им конфеты.
Только не нравилось нам, что эти дети всегда при случае кричали вслед «Мзунгу», и мы это слово стали воспринимать, как оскорбление.

Движение по обочинам дорог не прекращалось ни днём, ни ночью.



Переносили на головах тяжелые тазы, мешки, жёлтые канистры, свои посохи и зонты, банановые гроздья и хворост, подкладывая под все тяжести скрученную жгутом тряпку и загнутую в баранку. Движение от деревни к деревне -- это обычная картина африканских дорог.

А когда уже ехали в г. Мбарара, то указатель «Кабале» заставил нас подпрыгнуть и мы не сговариваясь громко выпалили: «Кабале!» и уставились друг на друга. Пассажирам не суждено было этого понять. Третье Кабале на нашем пути - это уж слишком! И опять добрый «директор клуба» всплыл в памяти. Ему и невдомёк, как две «мзунгу» благодарны встрече с ним.

следующий репортаж -- http://www.moya-planeta.ru/reports/view/shvatka_uganda_19432/
10
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Павел Кочановский
Очень круто !
Галина Боинчану
С удовольствием прочитала. Спасибо :))
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.