Абиссинские заметки

В декабре 2013 года мы с друзьями прилетели в Эфиопию, чтобы, как писал А.С. Пушкин, чей прадед Абрам Ганнибал был уроженцем здешних мест, «средь полуденных зыбей, под небом Африки моей, вздыхать о сумрачной России». Межконтинентальный перелет из Санкт-Петербурга в Аддис-Абебу оказался еще и путешествием во времени, поскольку эфиопское летосчисление отстает от европейского на 8 лет. Смена суток, кстати, здесь происходит не в полночь, а с восходом Солнца. В столицу страны мы прилетели на самолете компании Ethiopian Airlines, а это дает скидку в 50% на все внутренние перелеты, что в условиях ограниченного времени делает путешествие по стране вполне бюджетным. И вот мы уже загружаемся в элегантный Bombardier, чтобы вылететь рейсом Аддис-Абеба - Бахир Дар. Фото Дмитрия Шахматова
БАХИР ДАР
Бахир Дар расположен на берегах озера Тана, которое дает начало Голубому Нилу.
фото Дмитрия Шахматова
Прогулка на катере по озеру включает наблюдение за бегемотами, но, сколько мы не курсировали в местах их предполагаемого обитания, увидеть гиппопотамов так и не удалось. Видимо, эти «речные кони» (так переводится латинское название бегемотов) ускакали на дальний кордон. Зато мы увидели огромные стаи пеликанов, обитающих на озере.
фото Дмитрия Шахматова
Прогулка по Тана включает в себя посещение монастырей на островах озера. Построены они были в основном в 16-17 веках.
фото Дмитрия Шахматова

Церкви украшены яркими иконами и выразительными изображениями на библейские темы. Поначалу создается впечатление некоторого примитивизма, однако такая своеобразная эфиопская живопись создает возвышенную атмосферу некой причастности к чему-то великому даже для не религиозного человека.


фото Дмитрия Шахматова



Следующий обязательный к посещению пункт программы в Бахир Даре - водопады Голубого Нила, Tis Issat на амхарском языке, что в переводе означает «дымящая вода».
фото Дмитрия Шахматова
фото Дмитрия Шахматова
А это мост через Голубой Нил:

фото Дмитрия Шахматова
После насыщенного дня с «водными процедурами» и прикосновением к истокам православного христианства возвращаемся в гостиницу, где застаем нового постояльца в нашем номере и идем ужинать.


Основное блюдо эфиопской кухни – инжера, которую готовят из перемолотой и перебродившей крупы местного злака тэф. Надо заметить, что выращивать тэф не очень выгодно по сравнению с другими сельскохозяйственными злаками и советские агрономы даже вывели специальный сорт пшеницы для эфиопского климата, но местное население предпочло жить по старинке… Вкупе с тем, что Эфиопия является единственной страной в Африке, которая никогда не колонизировалась и, соответственно, не может рассчитывать на экономическую помощь метрополии, еще совсем недавно голод здесь был очень большой проблемой, да и сейчас Эфиопии имеет крайне низкий уровень жизни. Но вернемся к инжере. В готовом виде она представляет собой большой пористый блин с кисловатым вкусом, который подают вместе с мясом и соусом.
фото Дмитрия Шахматова
Если инжера – это гастрономическая визитная карточка Эфиопии, то изюминкой «винной карты» страны является медовуха тедж. Однако в меню кафе, куда мы заходили в Бахир Даре, тедж не было. Спросили у случайного прохожего на улице – где, мол, теджа-то испить? Он показал на соседний дом. И действительно, нас пригласили внутрь и налили. Ни вывески, ни прейскуранта не было, мы так и не поняли, что это – кафе или просто чей-то дом? Интересно, что тедж традиционно подается в пузатых бутылочках типа лабораторной посуды. В общем, как-то так, гламурненько…
фото Дмитрия Шахматова

ГОНДЭР.
Абиссинец поет, и рыдает багана,
Воскрешая минувшее, полное чар;
Было время, когда перед озером Тана
Королевской столицей взносился Гондар.
Николай Гумилёв.
Как практически все крупные города Эфиопии, Гондэр некогда был столицей страны и резиденцией императора Эфиопии Фазиладаса. Крепость Фазил-Гебби в историческом центре города была построена в те времена.
фото Дмитрия Шахматова
фото Дмитрия Шахматова

К северо-востоку от Гондэра, в северной части Эфиопского нагорья находятся Сименские горы. Тамошний национальный парк внесен в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Действительно, очень красивые пейзажи.
фото Дмитрия Шахматова
фото Дмитрия Шахматова
Некоторые из растений и животных заповедника являются эндемиками, то есть обитают только в данной местности. Даже эти милые ослики - эндемики:

На дорогах Эфиопии обязательной константой является бредущий куда-то эфиоп с палочкой, а также зебу:



А если ты где-то остановился рядом с детьми…

ЛАЛИБЕЛА.
Царь Гебре Мескель по прозвищу Лалибела, из династии Загве, в 12 веке построил здесь уникальнейший храмовый комплекс. Построили в данном случае не совсем правильное слово, поскольку более десяти храмов были вырублены в скале. Масштабы работы поражают воображение и не совсем понятно, как технически это было осуществлено. Сверхидея царя Лалибелы заключалась в строительстве Нового Иерусалима на эфиопской земле, ибо как раз в то время Саладин отбил у крестоносцев Иерусалим. Поэтому в комплексе есть и свой Иордан, и своя Голгофа, и даже могила Адама находится тоже здесь.

Самая известная и примечательная церковь Лалибелы находится на некотором отдалении от основного комплекса. Это Дом Святого Георгия (Бьет Гиоргис). Храм вырезан в глубине скалы в форме креста, высота здания – 12 метров.

Ныне Лалибела находится под защитой ЮНЕСКО как уникальнейший памятник культуры, сюда приезжает много туристов и паломников.



фото Дмитрия Шахматова
фото Дмитрия Шахматова

АКСУМ.
На площади Northern Stelae Park установлено 120 каменных стел разной величины. Некоторые совсем гладкие, большинство же покрыты надписями и орнаментом. Предназначение стел неизвестно, хотя в свое время они были установлены над гробницами.

Первым царем Эфиопии был Менелик, по преданию – отпрыск царя Соломона и царицы Савской. Именно здесь, в Аксуме, была построена первая христианская церковь. Сегодня на этом месте находится «Mariam tsion» (Мария Сионская)- это две церкви и часовня, где хранится Ковчег завета, который Менелик привез из Иерусалима.
Новая церковь Святой Девы Марии – типичный новодел в греко-византийском стиле на эфиопский лад.
Ковчег завета, содержащий две каменные скрижали с начертанными на них заповедями, золотой кувшин с манной небесной и жезл Аарона, никогда не покидает пределов сокровищницы. Более того, священник-хранитель также не выходит наружу, будучи избранным на эту должность.


А это охранник главной святыни Эфиопии:


МЕКЕЛЕ
Столица эфиопской провинции Тиграй – довольно современный город. Для нас же Мекеле являлся пунктом сбора и отправки в 4-х дневную экспедицию в пустыню Данакиль и на вулкан Эрта Але. И вот мы в пути, температура за бортом свидетельствует о приближении пустыни:


Фото в пути:


В период расцвета древнего Аксумского царства (6 век) был основан самый древний монастырь Эфиопии Дебре-Дамо. Монастырь вырублен в скалах, попасть туда можно, только забравшись по веревке на высоту порядка 30 метров. Что интересно: монахи, игнорируя веревку, спокойно забираются по отвесной скале, с улыбкой и в резиновых тапочках.
фото Дмитрия Шахматова

Первая ночевка – на озере Афдера, местном аналоге Мертвого моря: лежать на воде можно, плавать – кое-как, нырять – не получится. (Фото Дмитрия Шахматова):


После «засолки» можно окунуться в источник с пресной водой:

Тем не менее, даже при такой солености воды в ней живут мелкие рачки, которые и привлекли внимание этой цапли (Фото Дмитрия Шахматова):

Афдера является центром добычи соли по современной технологии, мы тоже приняли участие:


А вот на другом месторождении соли, озере Ассаль, до сих пор соль добывают вручную.

Ежедневно соледобытчики с 5 часов утра до 3 часов дня вырубают плитки соли и грузят их на верблюдов и ишаков.
Фото Дмитрия Шахматова
За одну плитку весом 6 кг рабочий получает около 4 рублей на наши деньги. Все дело в том, что в Эфиопии совершенно не развита промышленность, экономика основана на натуральном хозяйстве. И в этом регионе ручная вырубка соли – единственная работа для местных. Теоретически можно было бы механизировать процесс добычи, но тогда эти люди останутся без работы. И вот так, изо дня в день, с минимумом воды (стоит денег), с риском для здоровья…

Раньше такие бруски соли использовались в Эфиопии в качестве платежного средства:


Вулкан Далол представляет собой соляной купол посреди соляного же озера и является самым низким расположенным на суше вулканом. Фумарольные газы от магматического очага с глубины выносят на поверхность соль. Фумаролы и являются проявлением вулканической деятельности Далола. Самородная сера, выносимая вместе с солью, окрашивает поверхность в желтые цвета, серная кислота образует зеленоватые озера, а нефть придает ландшафту коричневатые тона. Прозрачны как вода мелкие озера с раствором хлористого магния. Соляные террасы, причудливые соляные фигуры и композиции, разнообразные узоры из соляных образований. Все это уникальное произведение ландшафтного искусства было создано неким архитекторским триумвиратом: вулканом, водной и ветровая эрозия, которые по совместительству являются и скульпторами, и художниками, и дизайнерами… Ну и без дефляции тут не обошлось… А в результате получились фантастические пейзажи, декорации к самому удивительному фильму – «Моя планета»…





По дороге на вулкан Эрта Але проезжали вот такое место. И здесь тоже живут люди…


Последний пункт перед пешим восхождением на вулкан Эрта Але – пограничная застава.

Граница с Эритреей тут совсем рядом. Наши рюкзаки, воду, матрасы и прочее снаряжение навьючили на верблюдов и в 6 часов вечера двинулись в путь длиной в 8 километров.
фото Дмитрия Шахматова
В принципе, высота вулкана незначительна: всего 600 с небольшим метров над уровнем моря. Однако дорога была не из самых простых, плюс к тому освещение налобным фонариком скалистой тропы – это не прогулка по Невскому проспекту. Но вот мы дошли до бивуака на краю кратера, затем еще немного по лавовым наплывам – и мы у цели. Метрах в 5-6 ниже нас плескалась, пучилась, перетекала волнами и вздымалась фейерверками самая настоящая лава. В зависимости от температуры она приобретала то желтый, то малиновый, то бордовый цвета. Вот где 50 оттенков красного! Особую пикантность моменту придавали фонтанирующие брызги жидкой магмы, практически долетающие до нас.
Несмотря на нелегкий подъем сюда, мы более часа стояли у кромки огненного озера. Завораживающее зрелище. В мире всего пять вулканов с лавовым озером в кратере, но реально добраться только сюда.



Интересно, что здесь, среди лавовых потоков живут какие-то грызуны. Где они добывают хлеб свой насущный?

Затем мы вернулись в лагерь за периметром кальдеры, а утром снова пришли посмотреть на кипящий лавовый котел.
фото Дмитрия Шахматова
Остывающий вулкан рядом:


Обратная дорога:


Далее наш путь лежал в восточную, мусульманскую часть страны. Центр региона, город Харар, пережил свой расцвет в 16 веке. Харарский султанат был центром исламской культуры и довольно мощным государством тех времен. Старая часть города представляет собой типичную арабскую медину.
фото Дмитрия Шахматова
фото Дмитрия Шахматова

За 4-метровыми стенами на извилистых улицах раскинулся бесконечный рынок, периодически перемежаемый мечетями и кафешками. Один из самых предлагаемых товаров здесь – кат, растение семейства бересклетовых. Во всем мире он считается наркотиком, но в Эфиопии, Йемене и некоторых странах Африканского Рога кат легализован. Листья ката жуют здесь практически все.
фото Дмитрия Шахматова
На обочинах дорог, среди куч мусора круглосуточно сидят и лежат люди с пакетиком листьев и бутылкой воды.

Судя по большому количеству людей с врожденными физическими недостатками, употребление ката явно имеет побочные эффекты. Когда вечером мы сидели на террасе гостиницы, неожиданно в какой-то момент на улицы города вышло множество харарцев с очень, мягко говоря, странной внешностью. Было жутковато, казалось, что знакомое по фильмам-ужастикам восстание зомби уже началось.
Вид из окна гостиницы: кот смотрит на грифов, коих в Хараре очень много

Впрочем, кот – настоящий боевой абиссинец и грифами его не испугаешь:

Интересным аттракционом в Хараре является шоу-кормление гиен. Но нам не удалось найти место проведения этого мероприятия, однако ночью в кафе один разговорчивый человек в кафе предложил все устроить, что называется, за долю малую. Быстрая речь и красные глаза выдавали в нем любителя ката. Впрочем, вид у него был вполне дружелюбный и мы согласились. Наш будущий проводник в мир местной экзотики извлек из кармана мобильник в стиле крутых парней 90-х годов и с кем-то о чем-то договорился, после чего мы вышли «в ночь». Надо сказать, что темнота в Эфиопии, как и вообще многое в этой стране, - первозданная, то есть «хоть глаз выколи»… За те полчаса, что мы шли вслед за своим гидом по ночным улицам Харара, в голову приходило много версий о конечной цели нашего похода – от банального ограбления до похищения с целью выкупа. Но после очередного темного поворота наш ждал какой-то человек с мешочком. Он свистнул и со всех сторон как будто фары зажглись: гиены в силу инстинкта окружали нас кольцом. Тоже ощущения своеобразные. Но звери были приучены – их интересовали мясные обрезки в котомке у человека, который кормит их постоянно и даже зовет гиен по именам. Но рутиной этот процесс кормления никак не назовешь… Романтика африканской ночи, красивые и мускулистые звери, похрустывание костей в их мощных челюстях – ради всего этого стоило добраться до Харера!
фото Дмитрия Шахматова фото Дмитрия Шахматова


После Харара мы вылетели в Аддис-Абебу и, далее, в предновогодний Санкт-Петербург. Из колыбели христианской цивилизации в колыбель трех революций… В самолете было некое чувство отрешенности – калейдоскопом перед глазами проносились картинки увиденного: жерло вулкана, церкви и монастыри, горы и озера, гиены, зебу, орлы, грифы… Но главное, как и в любом путешествии, самое ценное сокровище на моей планете - люди…




2
 Моя Планета рекомендует 
Читайте также
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.