Ставшие небом

 

Ведущий программы «Русский след» Алексей Никулин — о судьбе военных летчиков, розыске без вести пропавших и патриотизме.

 

В профессии военного летчика романтики в избытке ровно до того момента, когда он становится подстреленной птицей. Летчик уходил в бой, понимая, что если будет сбит, то могилы у него, скорее всего, никогда и не будет. Повезет, если убьют еще в воздухе, а если нет, то последние секунды жизни в горящем, разваливающемся на части еще в воздухе самолете будут страшными.

За два месяца съемочная группа «Русского следа» пять раз выезжала в поисковые экспедиции, организованные Российским военно-историческим обществом. Экспедиции были технически сложными, поскольку речь шла о подъеме самолетов, сбитых во время минувшей войны и находящихся подчас в невероятно труднодоступных местах. В общей сложности было поднято из болот пять самолетов, найдены останки экипажей, установлены их имена и даже найдены родственники погибших. Каждый подъем — это как финал детектива, где в самом конце расследования удается найти именно те звенья, которые позволят сложить разрозненные кусочки в законченную историю.
Эпизоды объединяет то, что все летчики погибли в 1942–1943 годах при ликвидации Демянского котла. Сейчас это огромная заросшая лесом и заболоченная территория Новгородской области между озерами Селигер, Ильмень и Велье.

Демянский котел образовался в феврале 1942 года, после того как 100 000 немецких солдат оказались в окружении на 13 месяцев. Для снабжения окруженных немцев люфтваффе организовало невиданный воздушный мост. Каждый день в Демянск летели десятки грузовых самолётов с подкреплением, продуктами и боеприпасами, а наши летчики всеми силами пытались эти поставки сорвать. Это было тяжелое время — время потерь и горького опыта.

 

Кофемюлле

 

 

В одном из воздушных боев над Демянским котлом 5 апреля 1942 года был сбит самолет будущего героя Советского Союза младшего лейтенанта Алексея Маресьева. Его самолет мы ищем и очень надеемся найти.

Один из найденных нами сейчас самолетов был одномоторный биплан Р-5. Самолет для поисковиков исключительно редкий, поскольку к началу войны он давно устарел и практически отсутствовал в составе боевых частей. Редкий еще потому, что при падении от него мало что оставалось — это была одномоторная фанерная «этажерка». Немцы воевавшие в Демянском котле, называли их кофемюлле («кофемолка»).
«15.02.42 г. с боевого задания по бомбометанию войск противника на самолете Р-5 не вернулся экипаж 677-го легкобомбардировочного авиационного полка в составе: командир звена лейтенант Н.К. Воробьев и стрелок-бомбардир сержант В.И. Платонов» — в боевом донесении всего три строчки. Участникам поискового отряда «Находка» удалось не только найти останки летчиков и фрагменты самолета, но и восстановить последние минуты жизни экипажа. Самолет был подбит с земли, но экипаж не стал покидать машину, хотя, вероятно, мог бы. Когда удалось найти останки летчика и стрелка, стало понятно почему — парашют был только у летчика, у стрелка его не было. Питерский парень Виктор Платонов предпочел разделить судьбу с парнем из Днепропетровска Николаем Воробьевым — вместе спастись или вместе погибнуть. Поступок!

 

Вернуть с войны

 

 

Еще один подъем самолета поразил отношением поисковиков. Под Питером были подняты из болота фрагменты штурмовика ИЛ-2 и летчика — младшего лейтенанта Усова Леонида Павловича, 1923 г. р., не вернувшегося с боевого задания и числящегося без вести пропавшим с 25 июля 1943 года. Парни из поискового объединения «Северо-Запад» обнаружили место падения еще в начале 90-х и 23 года пытались добраться до летчика! В общей сложности поисковики предприняли около 40 экспедиций и, по моим прикидкам, человек 300 были вовлечены в них. Я много лет участвую в поисковом движении, и меня трудно удивить, но, глядя на заплывающую в болоте огромную воронку, понимаю — усилия титанические! Патриотизм… его же все по-разному понимают. Для некоторых он не идет дальше чисто внешних проявлений, для кого-то патриотизм — значит вспомнить своих родных, которые приблизили Победу, достать их фото, подумать о них, разыскать, пока не поздно, подробности дел их славных. А есть те, для кого патриотизм заключается в совершенно конкретном и реальном деле — вернуть еще одного солдата с войны, навсегда изменив жизнь внуков солдата, правнуков, а иногда жен и детей и, вероятно, тех, кто придет после них тоже. Изменив таким образом жизнь ныне живущих. Потому как мертвым все это уже ни к чему… а нам — очень даже надо!

На основе снятого по заданию РВИО материала мы сделали два небольших фильма, которые впоследствии войдут в большой проект, посвященный летчикам Великой Отечественной, живым и павшим.

 


_________________________

Съемочная группа «Русского следа» выражает глубокую благодарность:
Российскому военно-историческому обществу, Ирине Казначеевой и Сергею Мачинскому;
поисковому отряду «Находка», Александру Марзунову;
поисковому объединению «Северо-Запад», Илье Дюринскому;

официальному дилеру марки Volkswagen — компании «Германика».

4
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.