В поисках Янтарной комнаты

 

Алексей Никулин и программа «Русский след» отправились в Калининградскую область в попытке разгадать тайну исчезновения Янтарной комнаты.

 

Во время Второй мировой войны нацистами с оккупированной территории Советского Союза было вывезено около 500 000 единиц музейных ценностей, это почти 1500 железнодорожных вагонов. После войны было найдено и возвращено на родину меньше половины.

14 октября 1941 года из захваченного немцами Царского Села отправилась первая автоколонна. Немцы вывозили из Екатерининского дворца награбленные ценности: картины, мебель, люстры, личные вещи русских императоров, сняли даже паркет. Из дворцового парка украли скульптуры, в том числе до сих пор не найденную статую Екатерины скульптора Михаила Микешина. Поездов с огромными материальными ценностями были сотни — и конечным адресом большинства из них был город Кенигсберг. Почему именно туда свозились украденные сокровища, куда они вывозились, да и вывозились ли вообще — мы и попробуем разобраться.

 

 

Кенигсберг-Калининград

 

 

Особо ценные экспонаты немцы укрывали надежно. Янтарная комната находилась в Королевском замке Кенигсберга, памятник Екатерине — в одном из фортов южной части города. Восточная Пруссия — теперь российская Калининградская область, а город немецких королей, древний Кенигсберг — наш Калининград. Королевский замок, увы, давно разрушен, а фортов, подземелий и казематов в городе и окрестностях — немыслимое количество. Попробуем обследовать хотя бы некоторые из них.

Подземная часть Калининграда до сих пор исследована очень мало. Что-то было взорвано, затоплено или заминировано еще во время войны, а что-то просто недоступно. До последнего времени Калининградская область была режимной и практически закрытой зоной — и лишь теперь ситуация стала меняться.

Скрытые подземные полости тут могут быть за каждой стеной. За кирпичами осматриваемого нами каземата может находиться все что угодно. Янтарная комната, бронзовая фигура Екатерины, музейные шедевры… а может, всего пара немецких касок или бутылок из-под шнапса. Но проверить это у нас не получится — по закону вести раскопки мы не имеем права.

Любопытный факт — после разгрома немцев в 1945 году не удалось найти никаких планов подземных коммуникаций Кенигсберга. Все подобные документы были либо уничтожены, либо в числе важнейших документов вывезены в рейх. Какая-нибудь схема канализации города была важнее многих секретнейших документов! Вот это поневоле убеждает в том, что здесь, под землей, можно найти еще очень многое.

Впрочем, есть люди, считающие, что искать неизвестные бункеры не к спеху — достаточно приглядеться к уже известным. Калининградский историк и журналист Сергей Трифонов утверждает, что знает местонахождение Янтарной комнаты. Более того — он ее уже нашел. Нашел в самом известном сооружении времен войны — бункере коменданта города. Сейчас там музей.

В здании есть второй — подземный этаж, о существовании которого поисковики сначала только догадывались. Чтобы подтвердить догадки, им пришлось сверлить полы бункера и опускать видеозонды. Сделанные снимки обошли весь мир.

Что ж. До бывшего Королевского замка, где в последний раз Янтарную комнату видели за три дня до штурма города, — отсюда 150 м. Не везти хрупкий янтарь, или, скажем, тяжеленную бронзовую статую под бомбежкой неизвестно куда, а спрятать поглубже, но под боком — такое решение на первый взгляд кажется вполне логичным.

Что еще может подтвердить гипотезу? Сергей показывает на ворота. Оказывается, это древние рунические ворота, никакого отношения к военному объекту не имеющие. Их назначение — охранять то, что спрятано: «Здесь и рядом храни то, что принадлежит тебе».

Никаких мистических заклятий скандинавских богов здесь нет и в помине. Руническое письмо было хорошо известно в Германии, специалистам этот шифр был ясен, а остальным казался непонятными «пляшущими человечками» или элементом орнамента на кованой ограде. Получается, эти руны все это время на видном месте были. Немецкий принцип: положи на видное место — и никто не обратит внимание. По словам Сергея, вход на второй подземный уровень находится прямо на площадке лестницы, ведущей в бункер. Как раз там, где раньше и стояли те самые рунические ворота с подсказкой. Десятки людей проходят здесь ежедневно, даже не подозревая, что, возможно, идут по одной из самых больших загадок XX века. Впрочем, некоторые специалисты по подземным коммуникациям утверждают, что найденные помещения имеют чисто инженерное назначение, а поставить точку в их споре пока никто не торопится.

 

 

Балтийск-Пиллау

 

 

Николай Шумилов, руководитель поискового объединения «Белый поиск», относится к той категории исследователей, которые убеждены, что большая часть пропавшего национального достояния России все еще находится на территории Калининградской области.

Кенигсберг имел для Германии важнейшее значение, вполне сравнимое с Берлином. Ключевые позиции на востоке, древняя германская земля, на которой немцы жили семь веков, со времен немецкого ордена… По мнению Николая, нацистские хранилища находятся по всей территории области. В Кенигсберге (Калининграде), в Балтийске (бывшем Пиллау) и на Балтийской косе.

Почему же эти ценности большей частью не покинули Восточную Пруссию? Немцы были уверены, что даже в случае поражения в войне эта земля останется немецкой и они спокойно ими воспользуются.

По мнению Николая, поиски запрятанных ценностей надо вести там, где шли наиболее упорные бои. Нацисты не ожидали быстрого наступления наших войск и бились за каждый метр, чтобы успеть спрятать награбленные сокровища.

Если рассуждать логически, то единственное место, куда нацисты могли эвакуировать награбленные ценности после падения Кенигсберга, — в крепость Пиллау, последнюю оставшуюся в их руках морскую цитадель на берегу Балтики. Именно здесь, а не в Кенигсберге, шли самые тяжелые бои. Столицу Пруссии взяли за три дня, а 40 км до Пиллау наши войска шли две недели.

Теперь город называется Балтийск, и он самый западный город России. Его главная достопримечательность — построенная шведами крепость XVII века, совсем нестрашная на вид. Но этот последний оплот Восточной Пруссии оборонялся особенно ожесточенно.

К стенам цитадели советские войска вышли в последних числах апреля. Командующий Восточно-Прусской операцией маршал Василевский не видел большого смысла в штурме небольшой крепости. До конца войны оставались считаные дни, гвардейские танковые армии уже окружили Берлин, уже встретились на Эльбе с американцами. Но верховный главнокомандующий товарищ Сталин почему-то очень хотел взять крепость — и как можно быстрее.

Однако, как пишут историки, когда гвардейцы 11-й армии ворвались в крепость, никого из офицеров там не оказалось: они ушли подземным ходом. Куда ведут эти ходы, выяснить так и не удалось — все они были заминированы. Рисковать жизнью саперов советское командование не стало, и все подступы к подземным коммуникациям просто замуровали. Правда это или вымысел? Часть старинной крепости до сих пор занимают моряки, а часть отдана музею Балтфлота.

Узкая полоска на карте, протянувшаяся от Пиллау до немецкой Померании, стала последним путем вывоза ценностей и просто бегства армии и населения Восточной Пруссии. На Балтике две очень похожие, очень красивые песчаные косы: Балтийская и Куршская. Но если Куршская была популярнейшим в советское время курортом, который хорошо помнит старшее поколение, то Балтийская коса до последнего времени была сверхзакрытой зоной. За это время здесь выросли настоящие джунгли. Дальше на запад путь закрыт — государственная граница, и пограничного перехода здесь нет. Но самое удивительное, что тогда, в последние дни войны, отступающим немцам тоже не было хода на запад.

Граница с Польшей всего в нескольких сотнях метрах. Сегодня пограничная застава «Нормельн» — это самая западная точка России. А вот весной 1945 года для тысяч бегущих немцев — солдат вермахта и беженцев — это был тупик, а сама Балтийская коса — по сути, дорогой в никуда. Там, на той стороне косы, уже давно находились советские солдаты. К побережью Балтики наши войска вышли еще 4 марта в 400 км отсюда у города Кольберг (теперь это польский Колобжег). А к апрелю 1945 года все побережье отсюда и почти до Дании было уже занято Красной армией. Оставались ли пути для эвакуации? Напрашиваются как минимум три: по воздуху, по воде и под водой. Были ли они доступны весной 1945 года? Попробуем узнать.

 

Воздух

 

 

Для того чтобы обследовать всю территорию авиабазы, ушел почти целый день. Надо сказать, это было очень мощное и современное инженерное сооружение — даже по сегодняшним меркам. Настолько современное, что авиация Балтфлота использовала эту авиабазу до 1996 года, не внося никаких конструктивных изменений.

В общем, можно сделать вывод: авиабаза Нойтиф строилась капитально, добротно, с размахом и предназначалась, судя по всему, явно для решения каких-то чрезвычайно важных задач — эвакуации нацистских главарей или особо ценных вещей и документов. Технически отсюда можно было вывезти даже что-то большое и тяжелое вроде памятника Екатерине Великой. Но, думаю, едва ли весной 1945-го для нее нашлось бы место в одном из улетающих самолетов. Да и куда лететь? Почти вся Европа была уже в руках союзников.

 

Море

 

 

Можно ли было эвакуироваться морем? Крупным надводным кораблям нужна глубокая, оборудованная бухта или причал. Гаваней у немцев на Балтике уже не было. А причал быть мог. Вот эти развалины — бывший Западный форт, или Западный замок, последняя точка обороны немцев. Здесь последние оставшиеся фанатики из СС оборонялись еще 12 мая 1945 года, и здесь для Пруссии закончилась Вторая мировая война. Когда-то он выступал далеко в море и какие-то причалы, видимо, здесь были, но давно разрушены.

Я отправляюсь исследовать дно у старого форта. Море здесь мелкое и, самое главное, непредсказуемое. Волны и прибрежные течения перемешивают и двигают к берегу громадные массы донного песка, причал здесь долго не простоит, а любой фарватер моментально затянется. Но эти же течения постоянно вымывают какие-то вещи из затопленных помещений форта, кружки, каски, а это говорит о том, что затопленные коммуникации ждут своих исследователей и какой-то вход в них есть.

Мне очевидно одно: какое-то значимое количество ценностей тогда, в апреле 1945 года, немцы эвакуировать отсюда просто не могли. И бронзовой фигуре Екатерины Великой из Царского Села в этой истории отведена особая роль — если этот довольно громоздкий и стойкий к повреждениям и коррозии предмет однажды будет найден, то эта находка, скорее всего, потянет за собой новые сенсационные открытия.

Обидно не то, что пропавшие сокровища до сих пор не найдены, а то, что искать их, похоже, никто всерьез не собирается. Впрочем, я ошибся. Говорят, в область уже потянулись какие-то непонятные организации, желающие проводить раскопки в интересных им местах, да и калининградские диггеры все чаще встречают людей, точно знающих, где и зачем копать.

 

Крепость

 

 

Обычно старинные крепости какие-то пути отхода имели в обязательном порядке. Тем более эта. Ее не зря прозвали «шведским кошельком» — издавна она служила хранилищем, надежнейшим сейфом для многих прусских владык. Золото, утварь, корона польских королей хранились здесь. Как же тут без подземного хода? Очевидно, что его просто не нашли. Пока.

Давать какие-то прогнозы — будут ли найдены спрятанные нацистами ценности — довольно сложно. Дюны, как, впрочем, и подземелья умеют хранить свои тайны. Если национальное достояние страны действительно укрыто в этом янтарном краю, то оно должно быть найдено и возвращено России. Хочется верить, что так и будет.

9
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.