Оказалось, Алимья существует!

 

Алексей Никулин о творческом пути, телеканале «Моя Планета» и программе «Русский след».

 

Долог был путь Алексея Никулина на телеканал «Моя Планета». Но, без сомнения, это того стоило! Иначе телезрители не получили бы крайне занимательную и весьма образовательную программу «Русский след». А сам Никулин мог бы и не стать обладателем почетной грамоты Русского географического общества за сценарий документального фильма «Заоблачный фронт. Битва за Эльбрус» о событиях 1942 года. Причем грамоту телеведущему и автору «Русского следа» вручил президент РГО, министр обороны Сергей Шойгу.

 

Как принято на Западе, журналистика для вас стала второй профессией. А первая часть профессиональной жизни была связана с работой в МВД, верно?

И не только. Я много где работал. Окончил МАДИ в те времена, когда это была дефицитная профессия для вооруженных сил: бронетанковая техника, дизельные двигатели. И наш выпуск практически сразу уходил в армию, а я решил сразу отделаться и пошел служить офицером. А я — потомственный военный. И мне папа сказал: «Оставайся в кадрах». В итоге я оказался в рядах московской милиции и в общей сложности отдал этому лет десять.

 

— Награда Минобороны у вас с тех времен?

— Нет. Мы с друзьями организовали поисковый отряд «Забытый батальон» в Псковской области. Соответственно этой темой занимаемся много лет. Это поднятые бойцы, восстановленные имена, найденные родственники. Ну и в прошлом году несколько человек, включая меня, получили награду «За отличие в поисковом движении».

 

Немногие тележурналисты такой наградой могут похвастаться… Что было после милиции?

На дворе было начало 90-х. Я ушел в бизнес и попал в совместное предприятие, там подтянул английский язык. Через три года мне предложили стать представителем по продажам и маркетингу компании Guinness в России и СНГ. Я согласился.

 

— А где телеканал «Моя Планета» вас узрел? Вы же здесь первый свой телевизионный опыт получили?

— Да, верно, первый. Так все в детстве началось. Книга была основополагающей вещью в семье, и я начитался Валентина Пикуля и Джека Лондона. Потом мне нравились путешествия не просто так, а по поводу — получить какие-то знания. Так я стал заниматься исследованиями, стал писать статьи. Путешествовал с друзьями на яхтах и всегда готовился к походу. К примеру, было немного информации о том, что на одном из необитаемых островов Греции во время Второй мировой войны находилась военно-морская база. Мне стало интересно, что это за остров, и мы отправились в яхтенную экспедицию.

 

Оказалось, что крошечный островок Алимия был включен в большую геополитику. В 1943 году на острове схватили диверсантов. Сначала их отправили на Родос, а потом на материк, в Салоники, где находилась группа армий «Юг» и оперативный отдел, который возглавлял Курт Вальдхайм. Он подписал приказ о расстреле этих людей. Шестерых расстреляли, а седьмой накануне казни сбежал.

 

С 1972 по 1981 год Вальдхайм работал генеральным секретарем ООН. И советская, и американская стороны знали о «подвигах» Вальдхайма — он был причастен к военным преступлениям. И в какой-то момент его слили: вытащили на свет сбежавшего седьмого диверсанта.

 

Вот поход на остров Алимия вылился в такую интересную историю. А началась она с того, что я смотрел фильм «Индиана Джонс: В поисках утраченного ковчега». Там по сюжету Джонс был захвачен нацистами, они грузят ковчег на подводную лодку, на экране появляется карта, на которой чертится маршрут лодки на остров рядом с Родосом. Я подумал: «А этот остров существует в реальности?» Оказалось, Алимия существует.

 

И я писал об этом и других приключениях на разных яхтенных интернет-ресурсах в качестве хобби. А собственно яхтинг был какое-то время профессией, поскольку я организовал яхтенный учебный центр Seacharter, собрал опытных инструкторов и стал готовить яхтенных капитанов. Кстати, бизнес функционирует до сих пор. И иногда я с курсантами хожу инструктором и капитаном-наставником.

 

В какой-то момент я решил попиарить учебный центр, придумать историю и снять фильм. Я написал сценарий и предложил телеканалу «Моя Планета» снять по нему фильм. Так все и началось.

 

 

— Чему был посвящен этот стартовый сценарий?

— Тоже истории Второй мировой войны на греческих островах. Фильм снял Марк Подрабинек на борту нашей учебной яхты. А когда главный редактор телеканала «Моя Планета» Николай Табашников посмотрел на все это безобразие, то предложил придумать еще одну тему. Я говорю: «Тут и придумывать не надо. Давайте снимем цикл фильмов «Русский след» о загадках русской истории». Формат был выбран тогда, в 2011 году, и мы его строго придерживаемся. Это обязательная подготовительная работа в виде расследований на берегу и совершенно реальная экспедиция, т.е. у нас нет ничего искусственного.

 

— Снятого на киностудии «Мосфильм»?

— Да. Того, что мы искусственно придумываем активность в кадре. Мы принципиально от этого отказались, поэтому большинство фильмов снимается тяжело. Подготовка к одному фильму иногда занимает два года, а иногда — две недели. Просто документальные фильмы мы не снимаем, а снимаем приключения по историческому поводу, по какой-то загадке, интриге. Если проводить аналогию: дети не любят манную кашу. Что делают родители? Они сверху поливают ее киселем, как мне скармливали. Тогда ребенок получает полезный продукт, но при этом ему вкусно.

 

Все-таки степень художественности какова? Вы привлекаете в работу над созданием фильмов историков, архивистов?

Обязательно. Я не считаю себя профессиональным историком, и мне в кадре нужны эксперты — те, кто помогает мне объективнее взглянуть на ситуацию, событие. Что такое история? То, как событие, цепь событий или персонаж оценивали и видели разные люди. Один говорит, что это — черное, другой — белое, а истина — где-то на перекрестье.

 

— Темы выбираете исключительно вы?

— Да. Иногда темы подсказывают люди, с которыми мы общаемся на съемках. Я начинаю копать и вижу, что история интересная и ее можно снять, потому что не каждую историю можно снять в нашем жанре: погружение под воду, путешествие в горах, спуск под землю в поисках ответа и приключений.

 

Мы только что вернулись из двухнедельной командировки в Прибалтику. Мой товарищ подсказал: «А почему вы не снимаете в Прибалтике события, которые происходили в романе Пикуля «Моонзунд»? Снимите про балтийский «Варяг» — корабль, который повторил подвиг «Варяга», но никому не известен». Нам удалось найти главного героя фильма — канонерскую лодку «Сивуч» и снять его под водой, фильм находится в монтаже и, по-моему, обещает быть блокбастером (улыбается). (Рассказ Алексея о подготовке к съемкам и истории героического крейсера читайте на сайте «Моей Планеты»: часть 1  и часть 2.)

 

— Что для вас приятная неожиданность на съемках?

— Привожу конкретный пример. Я узнаю, что в Риге живет меценат, русский небедный человек, не очень стремящийся к публичности, и у него в частном владении находится предмет, который к нашей истории имеет самое непосредственное отношение. Это серебряный набор с гравировкой — поднос, графин и 15 стопок с написанной датой «1915». Поднос представляет собой подробную морскую карту с промером глубин Ирбенского пролива — того места, где происходили события, описанные Пикулем.

Эта информация свалилась за день до съемок в Прибалтике, и я в нее вцепился, как репей.

 

— А неприятные неожиданности?

— Да сколько угодно. Несколько лет назад чуть не утонули в Греции. Ныряли с острова на русский корабль, начало штормить, там к тому же течение, моего коллегу Марка Подрабинека метров за 150 унесло, его даже перестали видеть. Я кое-как самостоятельно выбрался. Потом ночью болели — надышались. Кончиться могло все печально, но Бог миловал. Зато корабль отыскали, который 240 лет лежал и нас ждал.

 

 

— Вы — автор путеводителя по Греции. Чем вас влюбила эта страна?

— С Грецией связана большая часть истории России — вот весь ответ. Плюс мне просто нравятся греки.

 

— Их кухня?

— Нет у них никакой уникальной кухни, на мой взгляд. Потому что все то же самое мы можем найти у их соседей — албанцев, славян, турок. Более того, с 1453 года, когда перестала существовать Византия как государство, прошло довольно много лет под турками. Греческая кухня впитывала традиции соседей. Посмотрите на Ионические острова — они детально в кухне и в архитектуре близки Италии, потому что долгое время жили под венецианцами.

 

— Какая команда делает «Русский след»?

— Постоянный состав — четыре человека: мы с режиссером Виктором Чуняевым, редактор Дмитрий Панков и продюсер Владимир Гаврилов. Остальная часть телевизионной команды — операторы, инженеры, режиссеры монтажа, звукорежиссеры — меняются. Плюс наши внештатники, которые делятся информацией по темам и становятся героями наших фильмов.

 

— Съемки какого фильма вам дались, что называется, потом и кровью?

— Мы полтора года работаем над историей об Алексее Петровиче Маресьеве, и она очень тяжелая — психологически и физически. Снимаем в Новгородской области, в лесах и болотах, комарах, труднопроходимой местности. Подробнее… 

 

— Можно предположить, что героем «Русского следа» станет современник?

— Мне вообще интересно то, что было в прошлом. Потому что за характерами современников иногда тяжело разглядеть: это историческое событие или нет, оно окажет влияние на ход истории или нет. Хотя ничего нельзя исключать…

 

— Собираетесь ли вы путешествовать в Юго-Восточную Азию и Австралию?

— Если там будет какой-то кусок русской истории, то будем. У нас нет такого: «Хотелось бы съездить в Австралию». У нас есть сначала история, а потом, соответственно, уже страна. И в зависимости от этого мы продумываем свою логистику, ищем своих героев.

 

— Что вас вдохновляет в работе?

— Прежде всего, мой папа, потомственный военный. К сожалению, его давно уже нет, но то, что он в меня вложил, будет всегда со мной. Мои предки были служилыми людьми с XVI века, и один из семейных девизов — быть, а не казаться. То есть не надо стараться быть тем, кем не являешься.

 

Конечно, Валентин Саввич Пикуль, на книгах которого я вырос и стал тем, кем стал. Это человек, которым невозможно не восхищаться. Я с ним внутренне спорю, потому что он бывает неточен в интерпретациях событий, но в то же время я понимаю, что как писатель он имеет право на художественный вымысел, а не документальность. К тому же он не историк профессиональный, а талантливый и неравнодушный к своим темам и героям самоучка.

 

— Какие телепрограммы предпочитаете смотреть?

— Новости почти не смотрю. Но стараюсь внимательно следить за тем, что делают коллеги, какие темы затрагивают, в документальном кино на «России 1», 24_Doc, Viasat History.

 

Свои фильмы не очень люблю смотреть, потому что постоянно вижу какие-то косяки и хочу переснять фильм. И в принципе, если у тебя такого желания не возникает, то нужно сдирать подковы и… Если тебя все устраивает, значит, ты себя в работе исчерпал.

 

 

— Любимые кинокартины?

— Из старых — «Моонзунд», «На войне как на войне». Из современных — «Экипаж» Земекиса, бондиана с Шоном Коннери, Роджером Муром, потому что там есть масса иронии, психология того Бонда, когда он ироничен, и такой герой, один из нас. Люди вряд ли ассоциируют себя с последними Бондами с Дэниелом Крейгом.

 

Недавно посмотрел хороший фильм «Шеф Адам Джонс». Действие происходит на кухне, а главный персонаж хочет получить три звезды Мишлена. Вроде все просто, а фильм смотрится на одном дыхании.

 

— Самый дорогой для вас комплимент коллег?

— Когда мои коллеги оценивают: «Ну, вы сделали блокбастер!» Или тележурналисты с других каналов говорят: «Вдохновляешь». Я сразу поправляю: «Не вдохновляешь, а вдохновляем, потому что это очень коллективный труд».

 

— Телевидение — это?

— Развлекуха!


Беседовала Лора Чугуевская, обозреватель Tricolor TV Magazine

1
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.