Алексей Никулин: «Привлекаем людей, которым интересно «пошататься» по морям»

 

Бытует миф, что яхтинг — это дорогое удовольствие для состоятельных людей. Проект «Русский след» развеивает этот миф, предлагая отправиться в экспедицию на яхтах всем желающим.

 

— Сколько членов может быть в экипаже яхтенной экспедиции?

— У различных по численности команд могут быть разные цели. Узкий состав — 10-12 участников — это экспедиция, которая будет что-то искать, более широкий — 50-80 участников — хорош для, например, спортивной регаты. Мне лично больше нравятся камерные мероприятия.

 

— В июне планируется вторая совместная экспедиция «Русского следа» и WINDZOOM. Вы приглашаете всех желающих. Требуются ли специальные навыки или это действительно может быть любой человек?

— Требований по физической подготовке и возрасту особых нет — могут участвовать даже дети примерно от 6 лет. К примеру, в нашей первой экспедиции принимали участие и опытные моряки, и те, кто попал на яхту в первый раз. Все остались в бешеном восторге.

 

— А «руководящий» состав экспедиции — где и как вы его набираете?

— Команда «профи» — это капитаны. Просто привлекаем людей, которым интересно «пошататься» по морям.

 

 

— Чем экспедиции «Русского следа» отличаются от обычных регат?

— Есть яхтенное путешествие, а есть путешествие со смыслом. Вот у нас именно последний вариант. Для нас яхта — не способ реализации спортивных амбиций, а способ познания мира. Как iPad — с его помощью ты заходишь в интернет и можешь найти там кучу всякой интересной информации. Так и яхта позволяет исследовать мир с необычных ракурсов.

 

— Яхтенные экспедиции — успешный бизнес сегодня?

— В России яхтинг не поставлен на поток. Я давно участвую в экспедициях, организую их, но это так и не стало хотя бы окупаться, не говоря уже о том, чтобы приносить прибыль. Именно для правильной организации экспедиций как бизнеса нам понадобилось партнерство с профессионалами в этом деле — WINDZOOM. Знаете, в пироге есть начинка и тесто, и они правильно приготовлены вместе. Так вот мы даем WINDZOOM начинку, а он превращает это в законченный продукт и отправляет его в печь. Можно провести такую аналогию…  Мы хотим общими силами превратить экспедиции в нормальный бизнес.

 

 

— Но насколько яхтинг востребован у обычных людей, это же развлечение в первую очередь обеспеченных?

— Неправда. Это миф. Яхтинг —  демократичный вид отдыха. Конечно, я имею в виду не владение самой яхтой, это действительно очень дорого и отнимает массу времени. А вот яхтинг, участие в экспедициях — вполне доступная история.
Аренда яхты обойдется дешевле, чем номер в обычной 3-4-звездочной гостинице, в среднем от €1500 до €2500 за неделю на шесть человек. К тому же это просто: приезжаешь, скажем, в Грецию, показываешь лицензию, и все — никто не указ тебе больше, кроме береговой охраны. Яхта — это мощный инструмент, который позволяет добраться туда, куда обычный турист попасть не может, где не ходят паромы, даже местные жители бывают редко. Да, есть такие места. Та же Алимья, необитаемый остров, который во время войны был военно-морской базой, где никого нет более 60 лет. Это одно из известнейших достопримечательных мест Древней Греции на Пелопоннесе, где на протяжении многих веков проводились Олимпийские игры.

 

 

— Маршрут июньской экспедиции понятен?

— В основе маршрута — Додеканесский архипелаг. Я долго искал такое место, которое скрывает много потенциальных открытий. В центре нашего внимания — остров Лерос, он находится в 30 милях от стартовой точки. На острове и вокруг много любопытных объектов. В этот раз планируем сделать меньше ресторанов, больше спорта и экстрима, приключений и познания. Задачи будут примерно такие же, как раньше, — пройти маршрут, что-то найти.

 

— Почему был выбран именно Додеканес?

— Благодаря Леросу. Он очень маленький — 12 км в длину и 4 км в ширину, но совершенно уникальный. Даже местные жители удивлялись, когда мы показывали им фотографии наших находок — они не знали, сколько всего скрывается на их острове! Броневики, подземелья, картины и рисунки в бетонных казематах. Едва ли хватит недели, чтобы везде пройти, проехать, подняться, все увидеть.

 

— Неужели в водах, где уже прошли дайверы, на землях, где уже были туристы, можно что-то найти?

— Еще бы. Люди по своей природе нелюбопытные. Возьмем, скажем, Трою: сколько было желающих найти, а нашел только один, самый любознательный и неленивый. По своему многолетнему опыту скажу так: можно пройти по маршруту, по которому прошли сотни людей, и найти что-то новое.

 

— Например?

— Мы просто предположили, что сможем найти русские корабли, затонувшие на Паросе. Местные жители сказали, что лет 60 назад кто-то что-то видел, но буквально перед нами возле острова нырял дайвер и ничего не нашел. Конечно, это нас расстроило, но обнадеживала одна его находка — скелет в холщовом мешке с балластом, так в море раньше хоронили людей. Представляете, человек пролежал под водой почти 240 лет! Я подумал, что раз дайвер его нашел, может, там еще что-то есть. В общем, стали нырять. И через 10 минут нашли первый корабль. Второй мы обнаружили спустя неделю.

 

 

— Но как вы его нашли?

— Надо искать ориентиры. Это как грибы. Настроился ты искать лисички, ходишь, высматриваешь, а белые можешь и не заметить. Как будто шоры висят. Так и в нашем деле — есть приметы, по которым можно предположить, что здесь не только вода и водоросли. После того как корабль затонул, пройдет время и на нем начнет что-то расти. Мы стали искать пятна водорослей. Оказалось, что рядом с ними куски кораблей. Плюс надо смотреть на то, что лежит на дне. Любой предмет, который отвалился от корабля, совершенно отличается по своей форме и цвету от того, что лежит обычно на дне моря. Как правило, такие предметы обрастают песком, который образует панцирь. Если внутри металл, видны потеки ржавчины. Надо такие предметы высматривать.

В итоге мы нашли два корпуса кораблей, которые были занесены песком. Один, очень большой, ушел в песок по самый верх. Все, что мы обнаружили, вытащили на берег и по согласованию с властями часть передали в местный музей, а часть — в Музей вооруженных сил РФ, в зал XVIII века.

 

 

— Получается, каждый, кто поедет с вами в экспедицию, может что-то найти?

— Если внимательно слушать слова инструктора, можно сделать открытия на ровном месте. И никто не знает, что это будет. Рисунок на скале или надпись. Какое-то имя, за которым стоит целая история жизни, гибели, я таких находок массу видел. Например, однажды мы были в одном монастыре в Новгородской области, снимали передачу, и в камеру попала надпись на стене. После премьеры фильма мне написала женщина из Таллина. Она сказала, что это имя ее родственника, который пропал в войну. Фамилия очень редкая, всего четыре человека в Таллине носят такую. Этот человек воевал в восьмом советском стрелковом корпусе, пропал без вести в конце 42-го года.

 

 

— Какие еще интересные места, кроме Лероса, есть на вашем маршруте?

— Их масса! Есть место, на котором тысячу лет назад была деревня. Впоследствии землетрясение ее разрушило и все, что осталось от нее на берегу и в воде, — неимоверное количество амфор. Они слоем лежат и на берегу и под водой — как мясная запеканка! Или остров Делос в Кикладском архипелаге. Раньше на нем можно было только отдыхать и радоваться жизни. Было запрещено умирать и рожать. Если кто-то собирался это делать, его увозили. Все, что было связано со страданиями, — не про Делос. Сейчас остров представляет собой музей под открытым небом, по своему содержанию, размерам и форме сопоставимый с Помпеями. Кстати, на яхте даже в дневное время нельзя приближаться к острову более чем на полмили.  Купаться, нырять запрещено, встать на якорь можно только в одном месте и лишь в светлое время суток. На дне все примерно то же, что и на берегу. Кстати, в конце XVIII века этот остров, как и большинство островов архипелага Киклады, принадлежал России, отсюда моряки направляли в Петербург мрамор, потом он пополнил частные коллекции русских вельмож. Часть сегодня выставлена в Эрмитаже как коллекция генерала Свиридова.

 

— Вы много общаетесь с греками в ходе поездок. Какие интересные особенности их культуры вы бы отметили?

— Существует миф, что греки ленивые или расслабленные. Это иллюзия. У них такой климат, такая скорость жизни, и они в целом самодостаточные. Мы просто живем в другом ритме, а они — в своем и никому его не навязывают. Надо понять, что они такие. А мы пытаемся всех переделать… Грек может заработать €2000, но они ему не нужны. Греки радуются тому, что имеют, они не корыстолюбивы. При этом они очень хорошо относятся к русским. Ведь даже если они не до конца знают историю, все помнят, что независимость Греция получила именно благодаря России.

 

— Такие яхтенные экспедиции меняют человека?

— То, что люди возвращаются из таких путешествий вдохновленными, — это понятно. Но есть и более яркие примеры. У одной моей знакомой дочка — сложный подросток. Она поехала с нами в экспедицию. Мы заблудились в горах, стемнело, потом мы нашли настоящие броневики, катались на мотороллерах… Я все время рассказывал всякие  истории, делился опытом. А девочка все время молчала. По приезде ее мама позвонила мне и сказала, что дочка решила стать географом и поступила в МГУ на географический факультет. А раньше ее нрав обуздать просто не представлялось возможным. Я был горд! И еще такие путешествия меняют отношение людей к тому, как надо проводить свободное время. Вы перестаете относиться к отдыху как к обычному лежанию на пляже и в гостинице. Вы понимаете, что есть гораздо более интересные увлечения. Я понял это еще в детстве, когда читал рассказы Джека Лондона.

 

Скачать путеводитель «Русский след»:

AppStore

GooglePlay

7
Комментарии
Александр Васюк
Алексей, очень заинтересовал Ваш проект «пошататься» по морям». Хочется узнать более подробную информацию об участии в июньской экспедиции.
Галя Кошкина
А как в экспедицию попасть?
Александр Селиванов
У меня такой же вопрос,как и у предыдущего участника
Сергей Башинский
Форма заявки, контактные телефоны организаторов и подробная информация о регате на сайте windzoom.ru
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.