Выяснилось, как Везувий и варвары влияли на работу древнеримского водопровода

 

Археологи и геологи, работающие в бухте Неаполя, по изотопам свинца, попадавшего в море из водопроводных труб, проследили развитие городской инфраструктуры региона — от реформ Августа и катастрофического извержения Везувия до варварских разрушений VI века.

 

Неаполь при римском владычестве оставался крупнейшим грекоговорящим городом Кампании — южного региона Италии, играющего все более важную роль в жизни государства. Кампания стала житницей полуострова, а еще там строились виллы богатых римлян (в том числе императоров Клавдия и Тиберия) и регион постепенно превращался в курортную зону. Именно поэтому Октавиан Август постановил построить грандиозный акведук Аква Августа, который брал свое начало в горах Терминио-Туоро и доставлял воду в девять городов (в том числе в Неаполь, Помпеи и Путеолы — важнейший торговый порт), а также к многочисленным виллам. Аква Августа протянулся на 140 км — это был самый длинный акведук империи, передает «Лента.Ру».

Аква Августа, как и другие римские водопроводные системы, состоял из массивных акведуков (из камня или водостойкого бетона), откуда вода шла к потребителям по трубам из свинца. Рим славился развитой индустрией трубного производства. Трубы получались овального или грушевидного поперечного сечения с непрерывным продольным швом, диаметром от 20 до 300 мм. Длина труб обычно составляла 3 м. Для сохранения герметичности их обычно замуровывали в каменную кладку.

Проблемой номер один в сейсмоопасной Кампании были повреждения, которые наносили акведукам медленные колебания земной коры (брадисейсмы), не говоря уж о смещениях и разрушениях после извержения Везувия в 79 году, уничтожившего четыре города. Чтобы выяснить, как водопровод Неаполя реагировал на природные и исторические катастрофы, ученые измерили изотопное соотношение свинца в придонных отложениях Неаполитанского залива. Отложения толщиной в 5 м подвергли точной датировке.

Сразу же выяснилось, что неапольский свинец сильно отличается от остальных металлов антропогенного происхождения (олова, меди, серебра). Ученые уверены, что само его присутствие подтверждает, что жители Кампании получали питьевую воду по свинцовым трубам. Концентрация металла указывает на правильность давней гипотезы о хроническом отравлении римлян свинцом (недавно ее попытались опровергнуть, указывая на повышенное, но все же не опасное для здоровья содержание металла в римской воде). Привозили свинец по проторенному маршруту, который контролировали богатые семьи Кампании, — из рудников Картахены и Рио-Тинто в Испании.

Катастрофа 79 года, на которую в донных отложениях однозначно указывают деревянные обломки и вулканическая пемза, должна была серьезно повредить водопроводную систему. Во-первых, поднятие почвы у вулкана изменило наклон акведуков. Во-вторых, участившиеся непосредственно перед извержением подземные толчки могли обрушить часть конструкций — однако ученые уверены, что свинцовые трубы отличались крепостью и гибкостью и землетрясения на них не повлияли. Наконец, вулканический пепел должен был засыпать открытые участки акведуков и трубы должны были забиться. Римляне не предполагали чистку труб своих водопроводов, поэтому закупорка потребовала их замены.

Однако больше всего ученых поразили не следы природного катаклизма, а та скорость, с которой инженеры империи ликвидировали его последствия. Уже через 15 лет после извержения вулкана, судя по изотопам, в Неаполе проложили и «включили» новую систему труб, а старую демонтировали.

Изотопы свинца, по словам ученых, дают объективную картину 500 лет истории Неаполя. Устойчивый рост доли импортного металла говорит о расширении системы труб — их строили в уже подключенных к водопроводу районах или же протягивали к новым городским кварталам. Обрывается этот рост только в V веке — когда Кампанию настиг экономический коллапс после вторжения вестготов (410–412 годы) и вандалов (455–463 годы), после чумы (467 год) и новых извержений Везувия (472 и 512 годы).

Еще одно резкое падение уровня свинца соответствует середине VI века: во время византийско-готских войн Неаполь поочередно захватывали ромейский полководец Велизарий (536 год) и остготский король Тотила (542 год).

Впрочем, городская цивилизация Южной Италии отличалась живучестью. После каждого резкого падения уровня свинца в воде наблюдается его восстановление: власти Неаполя не лишаются возможностей починить водопровод, пусть и не так быстро, как после катастрофы 79 года — на пике могущества Римской империи. Последний перед «темными веками» пик концентрации свинца приходится на самый конец VI века: видимо, приток населения из соседних городов, пришедших в упадок, сподвиг городскую элиту уделить внимание работе водопровода.

7
Читайте также
Смотреть онлайн