СМИ «превратили» центры европейских городов в Самару

 

Редакция онлайн-журнала «Другой город», вооружившись фотошопом и горькой иронией, показала, как бы выглядели европейские города, если бы бизнес, власть и общество относились к ним так же, как это делается в Самаре.

 

Дарья Волкова и Андрей Кочетков выбрали четыре знаменитых города в Европе, славных своей историей и архитектурой. Два из них находятся в Италии — Венеция и Флоренция. Их объединяет вода, а также ежегодные наводнения.


«То есть заботиться о городе практически нет смысла... Более того, абсолютное большинство жилого фонда — это ветхое и аварийное жилье. Многим зданиям, страшно представить, по 500 лет. И в них вынуждены жить люди. К тому же в городе нет автомобильных дорог, что лишает его обитателей возможности комфортно доезжать до своего дома на взятых в кредит машинах», — объясняют авторы свой выбор.


Если бы Венеция была Самарой, вероятно, доходы от туризма пошли бы на масштабное строительство торговых центров и высоток. Разумеется, старинные каналы не остались без внимания: «Жители города предпочитают бросать мусор прямо в каналы. Все равно через каких-то сто лет все это смоет водичка вместе с устаревшей Венецией».

 

Такая же картина возникнет и во Флоренции. В столице одного из самых богатых регионов страны (Тосканы) с населением в 400 000 человек необходимо уплотнять застройку в центре: «Остальным, чтобы пользоваться общественными благами города вроде галереи Уффици или моста Понте-Веккьо, приходится ездить в центр».

 

 

Чтобы Флоренция стала более похожа на «нормальный город», жителям центра нужно понять, что это не только их территория, и «подвинуться ради общественного блага». «Зато в новых высотках в центре Флоренции могут жить гораздо больше людей», — такова идея застроек.


Переместимся в Париж, а именно — на холм Монмартр. Во-первых, пишет «Другой город», у района до сих пор неоднозначная репутация: «Память о разнузданных нравах квартала красных фонарей, годах бедности обитавших здесь художников-декадентов Ван Гога и Ренуара, бездуховном кабаре "Мулен Руж", являющемся синонимом низкой культуры».

 

 

При этом Монмартр — самая высокая точка Парижа, а значит, там просто необходимо выстроить высотное жилье, открывающее виды на все округа города любви. К тому же это решение поможет избавиться «от неудобных приземистых халуп, связанных с печальными днями Ван Гога» и в конце концов создать совершенно новый Париж.


Последний город — баварский Ротенбург-на-Таубере, разрушенный в 1945 году, но кропотливо восстановленный в архаичном обличье. «Понятное дело, что бюджеты небольшого городка несопоставимы с денежными потоками, приходящими в Париж или Москву. Жители вынуждены самостоятельно заботиться о домишках, которые приходят в негодность. В дело идут современные материалы. Например, сайдинг», — фантазируют авторы.

 

 

Одним из способов пополнить городскую казну могла бы стать наружная реклама, размещенная, по традиции, хаотически: в кризис властям не на что отслеживать, как именно рекламная продукция вписывается в городской облик.

 

Размышления авторов призваны обратить внимание на систему обновления облика городов, часто выходящую за рамки разумного в стремлении властей опереться на аргументацию собственных действий. Конечно же, в рассмотренных авторами городах хватает проблем, а замусоренные каналы бывают и во Флоренции.

7
Читайте также
Смотреть онлайн