Back in the USSR: Англичане поделились воспоминаниями о поездках в Советский Союз

 

Читатели английской прессы рассказали, какие впечатления у них остались от путешествия в СССР.

 

Подборка рассказов составлена изданием The Telegraph.

«Впервые я посетила Россию в 1971 году, четыре ночи в Москве обошлись в £29. Это был разгар холодной войны, и мои первые воспоминания связаны с огромными сосульками повсюду, вооруженными охранниками на взлетно-посадочной полосе и сооружениями противотанковой обороны на шоссе, ведущем к центру», — рассказывает Кэрол Хэррэдайн из Суррея.

«Предупреждения друзей о том, что нам не позволят гулять самостоятельно, оказались необоснованными. После осмотра воскообразного тела Ленина и посещения Кремля мы оказались предоставлены самим себе и смогли познакомиться с местным андеграундным искусством, — вспоминает она. — Посещение Московского государственного цирка и балета было волшебным, но больше всего запомнилось, как мы стояли ночью на Красной площади, на башнях Кремля мерцали красные звезды, а огромные черные снегоочистители величественно пересекали площади. В следующем году мы посетили Ленинград, тур, включающий пять ночей, обошелся в £35».

Бенуа Симоне из Миддлсекса делится впечатлениями о поездке в Ленинград: «Теплую весну мы оставили в Лондоне. По прибытии в Петербург отправились на Тихвинское кладбище. Дул сильный шквалистый ветер, так что снежинки падали не сверху вниз, а перемещались горизонтально. Я знал, что в этом городе в апреле может быть холодно, но не ожидал такого шторма. Я поднял воротник и пошл между надгробиями, дивясь их богатому убранству. Было такое чувство, что зима не хочет умирать.

Наконец я наткнулся на могилу Чайковского. Я изучал творчество великих композиторов в детстве. Я провел у надгробия несколько моментов, испытывая благодарность за свое музыкальное образование — и за то, что жив.

В тот же вечер мы смотрели балет в Мариинском театре. Путь к гостинице мы искали в темноте — конец незабываемого дня. Очарованные Россией и ее великолепием, мы уже больше не хотели лета».

Ричард Фитцджеральд: «Я летел из Одессы в Ленинград на четырехдвигательном турбовинтовом самолете "Аэрофлота". Шум был настолько громким, что я не мог слышать, о чем говорит человек, сидящий рядом. Кормили несъедобными разваливающимися бисквитами.

Отель представлял собой безвкусный микс из серого бетона и белой плитки. Каркас кровати был единственной мебелью в номере, на ней лежал матрас, состоящий из нескольких широких эластичных полос. Понятия "собственная ванна", видимо, просто не существовало в русском языке или советском мышлении.

Потом я посетил Эрмитаж. На фоне его богатств миллиардер Абрамович выглядит нищим. Такой контраст богатства и бедности, культуры и повседневной жизни. Я хотел бы увидеть Санкт-Петербург сейчас — только теперь с нормальной кроватью и ванной».

Кен Аткинсон, Йоркшир: «Это было в конце октября 1986 года, через шесть месяцев после катастрофы на Чернобыльской АЭС. Мы приземлились в неприветливом московском аэропорту Шереметьево и были встречены нашим гидом / сопровождающим. Наш отель находился в юго-западной части города, построенной для Олимпийских игр — 1980, и уже выглядел так, как будто его срок годности истек. Когда мы приехали, оказалось, что наш ужин уже находился на столе какое-то время — сотрудники разошлись по домам раньше.

Наш гид предложил нам после ужина посмотреть фильм о достижениях Советского Союза. Он был растерян, когда мы сказали ему, что вместо этого хотели бы отправиться на Красную площадь. Мы подписали бумагу о том, что нам был предложен фильм, но мы от него отказались. Мы прибыли на Красную площадь — это была ясная, холодная ночь. Площадь была волшебной».

Венди Гримшоу: «Во время недельного отдыха мы с мужем хотели посетить знаменитые станции московского метро. Для этого необязательно уметь читать по-русски — каждая линия имеет свой цвет. Мой муж был поражен огромными люстрами, мраморными залами, толпами москвичей и тем фактом, что мы могли целый день путешествовать по метро всего за 50 пенсов. Меня поразили потолочные мозаики (на "Маяковской"), статуи героев прошлого ("Площадь Революции") и фрески с мотивами жизни в союзных республиках.

Поезда прибывают и отправляются с большой скоростью (к выходу на своей станции готовьтесь заранее). Мой муж ожидал, что на конечной станции будет больше времени на высадку. Я вышла, обернулась и с удивлением увидела, что муж все еще в вагоне, а двери между нами уже захлопнулись».

Вики Дэвис, Кент: «"Вы сошли с ума" — такова была реакция нашего русского друга Сергея, когда мы сказали ему о наших планах. "Все, что вы увидите, это деревья. Вы заблудитесь, потеряетесь, будете мучиться пищевым отравлением, вас ограбят" — с этими словами предостережения, звенящими в ушах, мы вышли из черноморского порта Новороссийск, вооружившись восемью билетами на поезд, бронями в девяти отелях и небольшим запасом провизии.

Один месяц и 7000 км спустя, после знакомства с разными народами, культурами и широким спектром пейзажей, два (в настоящее время опытных) старых железнодорожных путешественника пересекли Россию от побережья до побережья, заканчивая путь в тихоокеанском порту Владивосток. Наше путешествие прошло гладко. Сергей теперь купается в лучах славы наших достижений, советует всем друзьям последовать нашему примеру и говорит, что гордится знакомством с такими авантюристами, как мы».

10
Читайте также