Вилле Хаапасало: «Я — глаза людей»

На канале «Моя Планета» стартовал документальный сериал «30 дней в Арктике с Вилле Хаапасало». Незадолго до премьеры репортер Metro встретился с актером в кафе, выпил водки и закусил котлетами из щуки.

 

 

Какие у вас впечатления от работы в проекте?

 

Начну издалека. Меня достало, что про Россию в Европе пишут только плохое. Я очень счастливый человек, у меня была возможность путешествовать по всему миру. Осталось 17 стран, которых я не посетил. Знаю, что в России не все хорошо, не буду лукавить. Сначала я сделал передачу, когда путешествовал от Москвы до Владивостока. Не ожидал, что ее ждет такой успех. Народу это было очень интересно! И лучшие цифры по аудитории были в Швеции, Норвегии. Оказывается, эта та тема, которую люди там хотят видеть.

 

Я где-то слышал, что из-за глобального потепления на Северном морском пути все скоро растает и Китай станет в три раза ближе. То есть мы будем есть китайскую кашу, носить их вещи... И я решил поехать в последний раз на Север, пока китайцы его не тронули. Все оказалось иначе. Никакие китайцы туда не прут, никакой Северный морской путь не открывается. В 1000 км до Чукотки я разговаривал с одним стариком, говорю: «Слушай, глобальное потепление...» Он ответил: «Давай так. В январе встретимся здесь и поговорим о потеплении. Когда у нас будет –50, ветер будет хлестать 50 м/с и друг друга мы даже не увидим».

 

То есть у меня всегда есть идея, вопрос, который я хочу узнать. При этом я не журналист, не репортер. Я вообще никто. Я глаза других людей. Приезжаю в какое-то место и задаю те же вопросы, которые задали бы любые люди. Как вы на хрен здесь живете? Ну как тут жить? Одни олени вокруг!

 

Какие регионы посетили?

 

Мы хотели проехать от Мурманска до Чукотки. Я был наивен, хотел проехать всю эту дорогу по морю. Перемещались на катерах, вертолетах, самолетах, танках, поезде, оленях... В основном же дорог там нет. Как-то ездили на газпромовском поезде. Там контроль такой, какого ни один аэропорт не видел. И что они проверяют? Алкоголь!

 

Ну у вас он, разумеется, был.

 

Не скажу. Ну-у-у, может быть, и был. Может, я их обманул. Не знаю.

 

Как вы выбирали места для съемок?

 

Где есть люди — туда и ехали. Были такие места... Например, город Тикси. Я первый раз был там. Это очень сложно понять... Я понимаю людей, которым некуда убежать. Раньше там были какие-то военные базы, деревообрабатывающие производства. Сейчас ничего нет!

 

За счет чего же они все-таки выживают?

 

Если я правильно понял — пособия. Они все охотятся, рыбачат. Я, до того как побывать в Тикси, был против охоты на кита. Но сейчас понимаю, что местным жителям без этого никуда. Иначе не выживешь. И мы все время хотели показать «страшную» Россию. Для множества европейцев она такая. А для меня привычная, нормальная. Здесь живут люди, которые играют в телефоне, кушают котлеты на ужин.

 

Какое самое яркое впечатление за поездку?

 

Три дня в лагере ненцев. Мне говорят: вот семья, ты будешь спать между женой и мужем. Я бы лучше спал с молодой женой! Но она кормила ребенка. Для меня спать между женой и мужем катастрофа, я не знал, как себя вести.

 

А почему между женой и мужем?

 

Гостеприимство! Ну хорошо, между женой и мужем. Но в три часа ночи они начали готовить чай. В палатке развели костер. Из мокрой этой, блин, фигни. Дым! Ну просто никак! Одновременно спящие люди переворачиваются и копают маленькую яму, которая ведет на улицу. Чтобы хоть как-то дышать. И продолжают спать. Это, конечно, было... Никогда не забуду!

 

А холодно спать было?

 

Не-е-ет. Я холода вообще не боюсь. Для меня такого слова нет. Я еще в декабре в Москве ходил в шортах и кроксах. У меня правило: до первого снега ходить так. Потом я надеваю штаны и какую-то обувь только потому, что люди начинают думать, что я сумасшедший. Это дело привычки. Вы попробуйте выйти на улицу так же и говорите себе: «Мне не холодно».

 

Как вам люди Севера? Отличаются они от городских?

 

Очень отличаются! Меня еще в Таджикистане научили, почему люди в таких местах гостеприимные. Там никто не спрашивает, кто ты, откуда. Дальше гора, ты должен ее перелезть. Первым делом ешь, а потом поговорим. Люди, которые живут в экстремальных условиях, привыкли поступать так.

 

А вас там узнавали?

 

Частично. Не все. В городах узнавали. А в тундре какая разница? У меня в этом путешествии было два момента, когда я думал: «А может, я здесь останусь». Один раз на Чукотском полуострове, второй — ближе к Новой Земле. Я почувствовал себя как дома. Понимал, что это мое. Люди, которые сидят тихо, много не разговаривают. В Финляндии мы же не очень разговорчивый народ, мы ценим тишину. Я могу пойти с другом в ресторан, сделать заказ и полчаса сидеть без слов. И ни у него, ни у меня нет ощущения, что надо говорить. «Слушай, все-таки плохо играли наши в хоккей». Вот и на Севере так. Когда надо будет поговорить, тогда и поговорим.

 

А о чем вы говорили?

 

Они спрашивали про меня. Я им рассказывал про Финляндию, про Москву. Ведь столица для многих как заграница.

 

Чем сериал будет интересен россиянам?

 

А кто-то знает что-то про город Тикси? Или Диксон. Никто ни хрена не знает. Я уже когда-то говорил, что Москву нужно отделить от России. Тогда россиянам было бы проще жить. Мы смотрим с вами все новости Москвы. Новостей из регионов — ноль. Я верю, что россиянам интересно знать, что происходит в России. А сейчас мы знаем о «Челси» больше, чем о Чукотке.

 

Какая часть Земли ваша любимая?

 

Меня часто об этом спрашивают, я не могу ответить. Все мои путешествия от людей. И люди все прекрасные, замечательные. Ни один человек не родился плохим. Везде, где есть человек, мне нравится.

 

Алексей Ширинкин

 

www.metronews.ru

1
Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.