Этап 4. Киргизия — Китай
  • 16 ноября 2016
  • 0
3–5 ноября. День 25–27. Куча — пустыня Такла-Макан — Турфан — Урумчи

 

Мы протестировали наших «волков» в барханах пустыни Такла-Макан, побывали в самом жарком городе Китая и прогулялись по настоящему восточному базару в Урумчи. Экспедиция команды «Моей Планеты» и Volkswagen Amarok продолжается.

 

 

3 ноября. День 25. Куча — Турфан

 

Вторым крупным городом Китая, где остановилась экспедиция, стал город Куча. Запомнился он членам экспедиции невероятным количеством пыли и смога в местном воздухе. А ведь когда-то грязный пыльный Куча был процветающим городом-государством и центром буддизма на Великом шелковом пути.

 

 

Именно здесь родился Кумараджива (344–413), первый великий переводчик буддийских сутр с санскрита на китайский. Его отцом был индиец, а матерью — кучанская принцесса.

 

Когда в VII веке монах Суаньцзан проезжал эти края, он сделал запись о том, что две огромных 30-метровых статуи Будды стоят по обе стороны западных ворот в Кучу, а в окружающих монастырях живет более 5000 монахов.

 

Современный Кучар — это скорее небольшой город с населением около 70 000 человек. В Старом городе разместился отреставрированный (точнее, перестроенный) дворец, бывший резиденцией императора Цяньлуна во времена династии Цин и царей Кучи вплоть до начала XX века. В музее Кучи размещена чудесная коллекция буддийских фресок (несколько — копии), а также человеческие останки, обнаруженные при раскопках на соседних руинах.

 

Впрочем, основные достопримечательности региона находятся не в городе, а в его окрестностях.

 

Первое, что бросается в глаза на подъездах к Куче, — живописные ландшафты: пики гор, окружающих город, абсолютно лишены растительности, зато их склоны покрыты всевозможными цветами. Одна из гор так и называется — Гора пяти цветов.

 

Еще одно знаковое место — Кызылские пещеры, или Пещеры тысячи будд. Истоки возникновения этих пещер связаны с началом функционирования Великого шелкового пути. В течение многих лет буддийские монахи и паломники, путешествуя из Индии в Восточный Туркестан, создавали укромные места для своих молитв недалеко от Кучара. Впоследствии пещеры превратились в целый буддийский комплекс.

 

Все пещеры были покрыты изнутри уникальными фресками религиозного содержания, многие из которых не сохранились до наших дней. Часть из них была уничтожена мусульманами (фрески изображали людей), часть вывезена в Германию экспедицией А. фон Ле Кока, многие были разрушены вследствие климатических условий. Кроме многочисленных фресок огромный интерес представляет статуя, расположенная перед пещерами. Она посвящена уже упоминавшемуся выше монаху-переводчику Кумарадживе.

 

 

Ну а мы продолжаем путь в сторону столицы провинции Синдзянь — Урумчи. Оказавшись за пределами города, выезжаем на самую длинную магистраль страны: Кашгар — Пекин. Сегодняшняя трасса выглядит просто идеально: отбойники ментолового цвета и визуально наировнейшее дорожное полотно с шумовой разметкой. Эффектности магистрали добавляет соседствующая, а иногда пересекающая трассу гигантскими мостами, скоростная железная дорога.

 

По факту полотно оказывается достаточно волнистым. Забегая вперед, скажу, что наши Amarok справляются и с такой утомительной дорогой: в пикапах комфортно и водителю, и пассажирам. За почти целых 900 км пути ни один водитель не попросился на отдых раньше запланированных смен.

 

На середине пути от Кучи до Аксу сворачиваем с трассы на юг, где уже через 15 км начинается пустыня Такла-Макан.

 

 

Сюда мы свернули не случайно, ведь именно здесь «мальчишки» могут порезвиться в самой большой «песочнице» Азии. Для большей проходимости и увеличения пятна контакта стравливаем давление в шинах до 0,5 атмосферы и бросаемся в схватку с бескрайними песчаными дюнами. Здесь главное, помимо разумного выбора глубины песчаного бархана, — рассчитывать боковые уклоны кузова, чтобы не «сделать уши». Например, предельный угол бокового крена наших Volkswagen Amarok может достигать 50° и зависит от степени загрузки автомобиля.

 

 

Такла-Макан, как невообразимо большая дыня, лежит в середине Таримской впадины, которая расположена в районе южного Тянь-Шаня. На ее севере находятся горы Тянь-Шань, а на юге — горы Куньлунь, к востоку она переходит в пустынные ландшафты Лобнора, окраины Гоби, а на западе протягивается до Кашгарского оазиса. Длина пустыни с запада на восток — около 1500 км, а с севера на юг — около 650 км. Общая площадь — около 337 600 км2. Это примено равняется площади Германии и Японии.

 

Большинство переводов с уйгурского языка и его диалектов названия Такла-Макан звучат в равной степени мрачно: «Пустыня смерти», «Пойдешь — не вернешься», «Место, откуда обратной дороги нет» и тому подобное. Песчаное покрывало Такла-Макана достигает толщины 300 м при высоте отдельных барханов от 800 до 1300 м.

 
 

Здесь находили останки людей с европеоидными чертами лица. Они жили в некогда цветущем древнем городе Гаочан и в заброшенных поселениях приблизительно за 2000 лет до н. э. Сколько еще секретов скрыто под высокими барханами и грядами, не известно никому. Но очевиден тот факт, что жизнь здесь издревле пульсировала.

 
 

Пройтись по теплому от солнца песку при температуре воздуха +18 °С — ни с чем не сравнимое удовольствие. Быть может, именно поэтому окраины пустыни облюбовали единственные в своем роде живые деревья без листьев — саксаулы. Говорят, их невозможно выкорчевать целиком, ведь их корни в поисках воды уходят в песчаную почву на 30 м.

 

 

На границе пустыни, где немногочисленные русла рек теряются где-то в песках, выращивают хлопок. Сбор хлопка — работа тяжелая и оплачивается скудно: около $3 за тонну. Мы подарили местным детям по шоколадке, и они начали есть их вместе с оберткой, по всей видимости, взяв в руки лакомство впервые в жизни.

 

 

К вечеру въезжаем в один из туристических городов Синдзяня — Турфан, встречающий нас россыпью неона и вкусным ужином с шашлыками из всех видов местного мяса.

 

 

Кстати, здесь мы попробовали блюдо санза — произведение кулинарного искусства из лапши. Тесто для лапши готовят из рисовой муки (в современном варианте и из пшеничной) с разными ингредиентами, потом «тянут словно песню» и обжаривают во фритюре разнообразнейшими фигурами. В готовом виде санза может напоминать большие мотки толстой пряжи, пирамиды из нитей, цветы, украшения и прочее бесподобное.

 

В синьцзянской кухне существует несколько видов санзы. Традиционная, для разнообразных празднований, свадеб, нового года, подается в виде высоких пирамид и готовится с солью и приправами. Есть и сладкая санза, а также некоторые другие разновидности, отличающиеся в основном составом приправ. Нам же приготовили пресную тарелку, употреблять содержимое которой без дополнительных ингредиентов — сильно на любителя.

 

Пройдено за день 872 км.

 

 

 

4 ноября. День 26. Турфан — Урумчи

 
 

Турфан — самый жаркий город Китая. Местные жители прозвали его «Огненная земля»: летом температура воздуха здесь достигает +50 °С в тени — и, как будто этого недостаточно, еще и сильные ветры случаются. Город расположен в Турфанской впадине, на 154 м ниже уровня моря (впадина Турфана является третьей в мире после котловины Мертвого моря и озера Ассаль в Африке). Давление внутри впадины отличается от давления за ее пределами, а быстрое движение потоков воздуха создает сильнейшие вихри.

 

 

Со всех сторон город окружен пустынями и горами, разрушенными средневековыми городами и остатками древних поселений. Чтобы не изжариться на солнце, прогулку по достопримечательностям надо начинать на рассвете. Определенно стоит посетить древний город Гаочан (I век н. э.). Он был построен на естественном плато, омываемом двумя реками, а дома в нем выдолблены в породе, образуя занимательный лабиринт улиц. Город был торговым форпостом на Великом шелковом пути.

 

 

Местность была обитаема и позднее. Так, археологами найдены саркофаги возрастом более 1000 лет, которые свидетельствуют о том, что люди жили здесь и в X веке.

 

Здесь можно увидеть древнейший потухший вулкан, последнее извержение которого произошло в XII веке. Возможно, именно его деятельность поспособствовала образованию низменности.

 

 

Самое низкое место впадины, как, собственно, и впадины Мертвого моря, и озера Ассаль, занято водой — так же соленой, процентное соотношение соли и воды здесь практически одинаково. Озеро носит название Айдин, то есть «лунное». Глубина его не превышает метра, и более подходящим кажется другое его название — солончак Боджанте.

 

 

Что касается собственно города — Турфан процветает. В первую очередь благодаря дошедшим до наших дней секретам кяризной ирригационной системы, представляющей собой многокилометровую систему водопровода и орошения, в которой собираются талые воды с окрестных гор. Зеленый оазис Турфана служит барьером от регулярно налетающих песчаных бурь. Здесь выращивают финики, виноград (самый сладкий сорт — кишмиш), гранаты, персики, абрикосы, шелковицу, яблоки, хлопок и даже пшеницу. Следует отметить, что оросительная система Турфанского оазиса стоит в одном ряду с такими чудесами китайского инженерного искусства, как Великая китайская стена и Большой канал.

 

 

Но вернемся к дороге. Недолгая дорога до Урумчи компенсировалась двухчасовой пятничной пробкой в самом городе, утопающем в таком редком для соседнего Турфана и, напротив, таком обычном для Урумчи ливне.

 

Пройдено за день 289 км.

 

 

5 ноября. День 27. Урумчи

 

Урумчи — город с богатой историей, культурой и разнообразной этнической картиной. За время своего существования город не раз изменял название и статус, оставаясь все-же традиционно уйгурской (тюркской) территорией. Еще в конце V века император династии Тан основал здесь город Лунтай и приложил все усилия, чтобы превратить его в главный налоговый центр северной ветки Великого шелкового пути. В конце X — начале XI веков на территории Урумчи обосновался ислам. Китайское влияние усилилось только к началу XVIII века. Границы Китайской империи достигли южного берега озера Балхаш, а разросшийся Лунтай стал Дихуа, что в переводе означает «просвещение». Последнее переименование случилось в 1954 году: Дихуа получил китайско-уйгурское имя «Урумчи» (в переводе с др.-монгольского — «прекрасное пастбище»).

 

 

Уйгуры — необычный этнос. Они мало похожи на китайцев внешне. Носят национальные костюмы. Исповедуют ислам, соблюдают законы шариата, не едят свинины и прочей нехаляльной пищи. Язык, на котором они говорят, относится к тюркской языковой группе. Интересно, что среди местного населения есть много долгожителей, чей возраст превышает 100 лет.

 

 

Само наименование обозначает «объединенный» или «родственный». Именно из-за такой этнической сплоченности здесь ходят сепаратистские настроения и периодически случаются народные волнения. Для поддержания спокойствия в каждом крупном квартале дежурят военные на броневиках. Производит впечатление.

 

 

Самое интересное в восточном городе — базар. Здесь можно купить национальные сувениры, ковры, сладости, здесь находится мечеть, открытая для посещения, и площадь со всяческой едой. Но мы отойдем в сторону, на рынок, не предназначенный для туристов. Здесь — настоящий уйгурский колорит, смотрите сами.

 

 

Один из интересных видов уличного фастфуда, который мне удалось попробовать, — омлет со специями на палочке. Три минуты в специальных чугунных «пробирках», установленных на угольной печи, — и у вас в руках практически диетический фастфуд.

 

 

Урумчи — это потребительская Мекка. Сюда приезжают туристы за покупками, как некогда приезжали в Стамбул. Приезжают в основном казахи и русские — рядом граница. Здесь много рынков китайского ширпотреба, а также оптовые магазины одежды, техники, посуды, канцтоваров. Много вывесок на русском языке. А перемещаться по городу можно всего за 1 юань: сеть автобусов разделена на классические и межрайонные, работающие по принципу нашего метро, с турникетами и возможностью неограниченных пересадок между маршрутами. Таким образом ваш покорный слуга проехал весь город на пяти маршрутах всего за 2 юаня (туда и обратно).

 

 

Туристам, предпочитающим классические достопримечательности, можно посоветовать посетить живописный парк «Красная гора», находящийся в центре Урумчи. Найти его несложно. Основным ориентиром для вас будет огромная пагода в девять этажей, возвышающаяся на самой вершине горы. Подняться на гору удобнее всего на фуникулере.

 
 

Пройдено за день пешком 16 км.

Комментарии
Здесь пока никто не написал =(
Чтобы написать комментарий, вам необходимо авторизоваться или зарегистрироваться.